Чт. Окт 29th, 2020

Новогодние обращения президентов Украины и России оказались почти идентичными

Порошенко-НГ2016Новогоднее обращение президента Украины Петра Порошенко удивило осторожностью и преувеличенными акцентами на позитивах. Это было, скорее, обращение главы семейства к родным. Удивление возросло, когда посмотрела новогоднее обращение президента РФ (нужно отслеживать). Слишком похожи они по внутреннему настрою. Случайность ли?
Как мне кажется, нет. Лейтмотивом и обращения Порошенко, и обращения Путина является усталость от войны и связанных с нею, мягко говоря, трудностей. Скорее всего, именно это настроение сформировало тексты двух обращений.
И Петр Порошенко, и Владимир Путин начали с «мы выстояли и боремся». У Путина этот момент выражен мягче, подтекстом, от воспоминаний о «празднике в кругу семьи» до «борьбы с терроризмом». Порошенко мог не церемониться и заявил открытым текстом, что «мы выстояли». Президент России просто не имел права дать слабину, но некая сентиментальность перед Новым годом уместна, чем Путин и воспользовался. В отличие от него, Порошенко эмоционально подчеркнул, что «мы сохранили страну» и «стали сильнее».
Затем оба политика поблагодарили военных. У Путина благодарность завуалированная, у Порошенко – конкретизированная. Оба президента дали понять, что выделяют эту категорию граждан, осознают, как важны военные для сохранности государств. Подтекст таков: семейный круг и теплый праздник Нового года возможны только при сильной армии, которая может быть таковой только при единении народа. Поэтому следуюшщий акцент – на единстве – и у Путина, и у Порошенко вполне закономерен.
Не менее логичен и акцент Петра Порошенко на перспективах: безвизовый режим с ЕС и выход на европейские рынки. Владимир Путин, в отличие от него, мог взывать лишь к памяти и силе предков, выстоявших в Великой Отечественной войне. Выглядело это как-то неубедительно.
Несмотря на такое сходство двух обращений, они кардинально отличаются. Во-первых, в тексте Владимира Путина нет позитивных «маячков», которые имеются в обращении Петра Порошенко. Во-вторых, предпосылок для единения больше у нас («сохранить страну»), чем у России («ответ на вызовы»).
Однако вряд ли стоит говорить о растерянности Владимира Путина, о его усталости, слабости. Скорее, такая, почти «зеркальная» речь, говорит о хитрости. Не стоит забывать, что Минский процесс продолжается и, на данный момент, формально для урегулирования ситуации в Украине действительно своего рода джентльменское соглашение о прекращении огня и т. п. После праздников начнется сложнейшая интрига, в том числе, и на дипломатическом фронте. Владимир Путин прекрасно понимал, что его новогоднее обращение будет изучаться экспертами вдоль и поперек, по диагонали и сквозь увеличительное стекло. И не без удовольствия разыграл уставшего от политических бурь властителя, готового размякнуть. Тактически для Путина необходимо избавиться от имиджа агрессора. Поскольку убедить мировое сообщество в обратном вряд ли удастся, единственный вариант – сыграть уставшего, выдохшегося агрессора. Отсюда и сентиментальность, и взывание к предкам, и невнятные речи о единении (во имя чего?). Получилось действо средней степени убедительности. Впрочем, поражать актерским мастерством Путину никого не нужно, главное – сделать вид.
В отличие от него, Порошенко, действительно уставший и реально выбитый из колеи (сложилось впечатление, что перед записью до него дошли сногсшибательные вести), должен был сыграть бодрячка. Ему это отчасти удалось, хотя риск велик: если ЕС по каким-либо причинам оттянет отмену виз для Украины, для президентства Порошенко настанут, мягко говоря, не лучшие времена. Тем не менее, Порошенко намного выиграл у Путина в конкретике и в устремленности в будущее.
И именно в этом, как мне кажется, заключается принципальное отличие двух таких похожих обращений. Если Путин не конкретизировал хотя бы планов-минимум на будущее, то Порошенко четко обозначил ориентиры. Пусть они кому-то покажутся надуманными, ошибочными, но они есть. Следовательно, Украина – государство, устремленное в будущее. В отличие от России, гордящейся не присоединенным Крымом, а празднованием 70-летия победы во Второй мировой войне, и видящей в будущем только «вызовы». Страх перед будущим и моделирование будущего – две большие разницы. Независимо от того, у кого милитари-мускулы сильнее.
Лилия Брудницкая, эксперт Центра структурной политологии «Выбор»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *