Пн. Июл 22nd, 2019

Ленинопад, пустота и светлое будущее

ДекоммунизацияДекоммунизация, хотите вы этого или нет, отошла на второй план. Где доходят до абсурда, требуя переименовать колбасы, сыры и прочее, где, елико возможно, тянут время, объясняя проволочки нехваткой средств. Между тем, полуанекдотичный-полутрагический, а главное, половинчатый ленинопад рискует породить куда более серьезную проблему. С которой, кстати, столкнулись большевики после Октябрьского переворота.

Украина слишком долго проявляла толерантность к коммунистическим символам. Возможно, потому, что немало бывшей партийной номенклатуры прорвалось к власти или не было отстранено от рычагов власти в независимой Украине. Да и проблем у молодого государства было хоть отбавляй. Попросту не за что было сваливать многочисленных лениных, не говоря уже о символике. Не стоит забывать, что в Верховной Раде было коммунистическое большинство,в то время как прогрессивный Народный рух был ввергнут в пучину внутренних раздоров. Я не склонна связывать одно с другим или предлагать мистическую версию, но только после форомирования структурной праволиберальной оппозиции и радикальной, а главное, аргументированной, критики коммунистической идеологии, а также, не в последнюю очередь, из-за самодискредитации представителей КПУ и СПУ, — «красный пояс» начал таять, а «комми» ощутимо сдавать позиции. Использовать второй шанс на формирование государственнической идеологии правящие на тот момент партии не смогли, опять же, из-за внутренних раздоров. Повторился сценарий певых лет независимости Украины. Результатом стала реакция, но не левая, а гибридная, где «комми» шли как пристяжные, что было еще страшнее: если «красные» изживали себя, то Партия регионов, смешав коктейль из «стабильности» и «социальной справедливости», перекрасила философию и мироввозрение комми и, взяв на вооружение, готовилась вдохнуть в этого идеологического франкенштейна новую жизнь. К счастью, порожденное было столь уродливо, что украинский социум восстал.

И, кажется, все отлично, Верховная Рада приняла законы о декоммунизации, наконец-то последние звезды и ленины исчезнут из независимой Украины. Но мы рискуем повторить ту же ошибку, что и два предыдущих раза. Правящая коалиция не предлагает никакой идеологии взамен. Подчеркиваю, речь идет о государственнической идеологии, которая просто, ясно и правдиво ответит на вопрос, зачем мы все здесь, в независимой Украине, собрались и чего держимся за наше государство. Сразу подчеркну, что евроинтеграция может быть тактической целью, как и вступление в НАТО, но не государственнической идеологией, патриотизм является лишь логическим проявлением такой идеологии, но не ею самой. Возвращаюсь к упомянутой проблеме большевиков. Объявив беззбожную пятилетку, они столкнулись с проблемой вакуума: свалив идолов, не заполнили пустоту, не дали народу государственническую идеологию. Сталин вернулся к имперской идеологии, к концепту государства а ля Российская империя (к этому же, после невнятных исканий, вернулся и Путин).

Страх пустоты является глубинной причиной проволочек с декоммунизацией. Страх пустоты толкает отчаянных верных ленинцев отстаивать и звезды, и названия, и героев былых времен. А местные власти – затягивать с декоммунизацией. При этом, мало кто вообще вникает, почему это необходимо Украине и какую цель преследует на самом деле декоммунизация. Вместо разъяснительной работы местные власти погрязают в мелких спорах, что отчетливо видно на примере Киева. Если памятниками Ленину разобрались, то переименования улиц и уничтожение звезд вызывают сложности. Прежде всего, финансовые. Однако при ближайшем рассмотрении становится понятно, что они лишь следствие трудностей концептуальных. Легкол закрасить звезды –сложнее понять, зачем это делается. Вместо диалога с громадой, с теми людьми, которые готовы до гроба защищать свои идеалы, киевская власть предпочитает осторожничать, лавировать, ожидая…Чего, собственно, ожидая? Возможно, перемены политического ветра? Или внешних финансовых вливаний на декоммунизацию? Но ведь это необходимо нам, и только нам. Следовательно, возможности и средства следует изыскать в нашем государстве, применительно к Киеву – в нашем городе. И методы, кстати, тоже.
Так, например, идея создавать таблички для улиц, где, на переходной период, были бы старые и новые названия, принадлежит одной неравнодушной киевлянке. Почему об этом не подумала власть? Та же история и с переименованиями улиц, когда комиссии предлагают варианты, против которых восстают жители улиц. Классический пример – Киквидзе. К слову, механизм учета мнения именно жителей улиц до сих пор не разработан, что и порождает конфликты, которыми, рано или поздно, воспользуются политики в своих целях.

Так что же делать? Наверное, понять, зачем именно сейчас необходим «ленинопад», к чему может привести очередное «ай, ладно» применительно к идеологиям. Формировать государственническую идеологию, систему ценностей, которая будет едина для власти и народа. Показать, как коммунистическая идеология породила уродливейшую из форм тоталитаризма и к чему это привело. И предложить громаде вместе и выстраивать новую систему идеологических координат, и ликвидировать остатки коммунистической идеологии. Не потому, что мы с вами что-то ненавидим, нет. Кто боится проявлений коммунистической идеологии? Да никто, потому что, отжившее обречено на отмирание. Старые обои отдирают и выбрасывают.

Но если упустить шанс на идеологический прорыв, тоталираризм мутирует и вернется. Запретный плод, известно, сладок. Вот чем опасны звезды, серпы с молотами, ленины и сталины.

А превращать декоммунизацию в анекдот, выискивая черную кошку в темной комнате, не нужно. Стране, пережившей Голодомор, не до смеха.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *