Сб. Июл 20th, 2019

Превращение Майдана в икону ставит под угрозу саму идею народовластия

270120081480

Попытка установить протестные палатки на Майдане в годовщину памяти тех событий и героев является тревожным сигналом для действующей власти. Дело не в требованиях обитателей новых палаток протеста, не стычек между представителями власти, провластных структур и не входящими во власть ветеранами, участниками Майдана и активистами, хотя это также показательно. Основной тренд, на который указывает инцидент в Киеве 20-21 февраля, — это отрыв власти от народа и, соответственно, страх власти перед народом.

Симптомом выстраивания барьеров между властью Майдана и народом Майдана (хотя нынешняя власть – прямая производная Майдана) является стремление героизировать Революцию достоинства и ее участников, особенно погибших. Формализация памяти Майдана-2014, ритуализация поминания героев были бы уместны, если бы цели Майдана были достигнуты. Но в ситуации глубокого раскола в верхах, когда распалась парламентская коалиция, что автоматически продлевает срок ожидания Украиной начала процесса вступления в ЕС и, скорее всего, откладывает во времени безвизовый режим для украинских граждан, частично девальвирует основное требование Майдана – европейскую перспективу страны, — в этой ситуации ритуализация памяти о революции вызывает вполне закономерное раздражение. Прежде всего, в среднем и низовом слое участников Майдана, ветеранов АТО, сочувствующих, симпатиков и просто тех, кого «достали» высокие цены и тарифы ЖКХ без четких перспектив и мотиваций.

Так что, кто бы и с какими целями (в том числе, и корыстными) не организовал Майдан 20-21 февраля в Киеве, эти люди озвучили требования, которые могут отвечать чаяниям значительной части социума. И реакция власти: предупреждения, попытки не дать поставить палатки, — показательна в том смысле, что первым эмоциональным порывом власти Майдана стал страх Майдана.

Среди основных требований новых протестантов, «Революционных правых сил», прозвучали отказ от Минских соглашений, досрочные выборы Верховной Рады и президента. В качестве спикеров и лидеров замечены Роман Липинский, Степан Хмара, Юрий Кармазин, Дмитрий Павличенко, Владислав Горанин.

Политологически этот всплеск активности «РПС», совпадающий с годовщиной Майдана, является более чем откровенным симптомом радикализации настроений украинских граждан. И хотя эта радикализация не имеет четкой идеологической окраски, появляются желающие на таковой сыграть. О том, что новый протест – чисто политический, красноречиво свидетельствуют требования митингующих. В них практически нет социального блока, характерного для всех движений, являющихся или имитирующих всенародные, низовые и спонтанные. Зато эти требования созвучны настроениям ветеранов АТО, добровольцев, волонтеров и вообще мощной и влиятельной милитари-прослойки.

Сразу после первых погромов банков в Киеве, где продвигались антироссийские лозунги, в социальных сетях, не исключено, с подачи власти, были запущены тезисы о том, что погромщики действуют в интересах Кремля и по наводке Кремля. Однако эта быстрая реакция в то же время и неуклюжая, поскольку, скоро ссылка на «руку Кремля» и «лапу Путина» будет восприниматься комично. Мы понимаем, насколько коварен, силен и беспринципен наш оппонент и враг, но, объясняя его происками все неудачи и просчеты, тем самым делаем врага условно сильнее. Этот фактор особенно важен в контексте гибридной войны.

Горькая ирония текущего момента заключается в том, что именно России было бы выгодны выполнение большинства требований протестующих. Досрочные выборы однозначно разозлят кредиторов, европерспектива Украины будет значительно отложена во времени. Отставка Кабмина в нынешнем хаосе в верхах приведет к формированию правительства временщиков, при котором коррупция достигнет невиданных масштабов (вспоминаются «сменные премьеры» Григория Распутина). И, наконец, отказ Украиной от Минских соглашений – самый сладкий пряник для России. Отказавшись в одностороннем порядке от Минских соглашений, официальный Киев одним махом разрушит проукраинскую лигу и развяжет руки Москве. А Кремлю в данной ситуации (Сирия) очень нужна полная свобода действий.

Тем не менее, не факт, что «РПС» руководимы из Москвы. Скорее, кто-то из украинских олигархов, внезапно утративший коммерческий интерес в ДНР и ЛНР и донельзя раздраженный испорченными отношениями с РФ, пытается послать верноподданнические сигналы в Кремль, дескать, «вот мы, ждем вас, чуток подмогните, — и Киевваш».

Опять же, никто народу таких нюансов не объясняет, иначе придется объяснять и многое другое: почему в переговорах принимает живейшее участие экс-президент Леонид Кучма (против которого были масштабные акции 200-2003 годов), какую роль играет его соратник Виктор Медведчук и как переплетены интересы олигархов. Отсутствие четкой информации дает простор для домыслов, что также не в плюс власти и не в плюс усточивости Украины.

Не менее горькая ирония в том, что, если наша власть будет реагировать стандартно, очень скоро негативные эпитеты в адрес Петра Порошенко и Арсения Яценюка по степени эмоционального накала превысят таковые для Виктора Януковича и Николая Азарова.

Тем более, подготовка проводится серьезная. Во-первых, показ фильма «Маски революции» на польском телеканале. Сознательная провокация или случайность, наш МИД среагировал хуже некуда. На мой взгляд, в заявлении переизбыток эмоций. Промолчать немозможно, но и подыхать чувствами по отношению к СМИ суверенной страны недальновидно: еще обвинят в фашизме и сворачивании демократии. Наш МИД, впрочем, мог выразить аргументированное возмущение, то есть, сослаться на факты и, признав право СМИ на любые точки зрения, в свою очередь, изложить собственное мнение. Реакция нашего МИДа еще откликнется, причем, в самых неожиданных обстоятельствах. Во-вторых, дубль-якции вокруг киевской полиции (7 февраля). Понятно, что дискредитация реформы полиции угрожает, прежде всего, власти. И от дружественного «наши копы» до «полицаи» расстояние слишком мало, чтобы допустить эту дискредитацию. Но и созывом митинга в защиту полиции наносится удар по власти, так как, откровенно уголовное, дисциплинарное и ведомственное дело переводится в политическую плоскость. То, что попутно происходит частичное дезавуирование политической подоплеки (и, возможно, мотивации заказчиков) погони 7 февраля, мало беспокоит основных фигурантов скандала. Между тем, именно власть должна занять нейтрально-уважительную по отношению к Закону позицию. В конце концов, как полицейские имеют право на создание условий для выполнения своих обязанностей, так и граждане – право на жизнь. И власть должна все всем гарантировать не только на словах, но и на деле.

Для понимания первопричин процессов, происходящих сегодня в социуме и политикуме Украины необходима тесная взаимосвязь власти и народа, Майдана и Печерских холмов. Власть же отгораживается от народа позолоченными картинками, траурными корзинками с цветами и пышными речами. Тогда как от нее требуют не слов, а действий.

Лилия Брудницкая, эксперт Центра структурной политологии «Выбор»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *