Пн. Окт 14th, 2019

Драки в Киевраде могли быть срежиссированы

КиеврадаДракаjpgКиеврада 21 апреля одним махом лишилась репутации «неприкосновенной»: в текущем созыве были мелкие стычки, драчки, словесные пикировки и блокады, но до масштабного побоища с «камуфляжниками» и пострадавшими не доходило. Но те, кто хотя бы периодически следит за работой столичного совета и КГГА, должен был предполагать нечто подобное. По нескольким причинам. Основная – крах тактики «размывания» острых вопросов, проблем и т.п. Вряд ли в самой Киевраде не ожидали обострения отношений, причем именно в таком формате. Вопрос в том, насколько контролируем данный всплеск. От этого зависит дальнейшее развитие политической ситуации в Киеве.

Сначала кратко о причинах, приведших к противостоянию. Киеврада нового созыва, усилив тренды предшественницы, начала беззастенчиво заимствовать, как ни удручающе, приемы Киеврады времен Леонида Черновецкого. Это имитация коммуникации с громадой, двойная, а иногда и тройная игра на конфликтах (даже провоцирование таковых), «размывание» острых проблем и перенос «точек раздражения» в совершенно иную область.

На практике это выглядит примерно так. Вопрос райсоветов: пообещав киевлянам райсоветы, команда Кличко выдвинула множество «но», о которых скромно умолчала во время выборов. Вроде бы и избирателей не обманули, и своих целей достигли. Драка вокруг озера Утиного: представители власти, провластная фракция Киеврады вбрасывают тезис о противостоянии «двух громад» (тех, кто против застройки, и жертв «Элиты-центра», которым обещали квартиры), хотя на самом деле имеем классический конфликт «громада – застройщик». Наконец, вопрос с МАФами. Безусловно, версия о провокации в Киевраде 21 апреля имеет право на существование и, возможно, она недалека от реальности. Однако это не столь важно. Куда значимее другое: не стала ли эта провокация ответом на куда более тонкую провокацию заинтересованных сил? Скандальное решение о запрете продавать алкоголь было принято, мягко говоря, неожиданно для авторов проекта, в виде внезапно всплывшей поправки. Замечу, голосование проходило на фоне неоднозначного процесса демонтажа МАФов. И если до антиалкогольного решения центр дискуссии был вокруг законности-незаконности демонтажа МАФов, то сейчас внимание и депутатов, и предпринимателей, и, что важно, громады сфокусировано на алкогольной тематике. Так ненавязчиво власть формирует нехитрую логическую конструкцию: «Алкоголь – зло, источник преступности. В МАФах продают алкоголь. МАФы – источник преступности, зло». Отсвет негатива падает и на протестующих, драки только подчеркивают его, и экономические требования МАФовиков отходят на второй план. Независимо от того, справедливы, хотя бы частично, требования предпринимателей или нет, столичная власть начинает НЛП-маневры. И я не исключаю, что драки были элементами тех же маневров, преследуя тройную цель: окончательно негативизировать протестующих предпринимателей, дискредитировать киеврадовскую оппозицию и заодно отвлечь внимание от райсоветов. Даже если «Самопомощь», «Батькивщина» или «Свобода» затеют разговор о райсоветах, у «Солидарности» будет неубиваемый аргумент: в Киевраде, мол, головы сносят, стоит ли заводить такие советы на уровне районов? Поэтому версия о намеренных провокациях, повторюсь, имеет место быть, но эти провокации (если были провокации) выгодны именно власти. Помимо прочего, позволят вернуть жесткий режим посещений КГГА вместо бытовавшего «разгуляя».  Да и резонансный вопрос МАФовиков отложен по причине срыва заседания.

Несложно также заметить, что для всех конфликтов применяется стандартная тактика – «стол переговоров», на примере которого в последнее время отрабатываются приемы «отбеливания» власти. В оперативном режиме эти приемы позволяют срочно нейтрализовать острую ситуацию. В перспективном, изучив ее, привлечь общественность, применив хитрости демагогии, сформулировать необходимое решение. Так, по скандальному проекту парковки на Михайловской площади был отсыл на «общественные слушания» — излюбленный прием команды Черновецкого, применение которого отшлифовано до блеска. Понятно, что киевлян, озабоченных площадью и парковкой, много, но киевлян, готовых слоняться о слушаниям и вести нудные беседы, гораздо меньше. А с небоьшой гоуппкой справиться куда проще, чем с массами. И вот такая группка будет решать судьбу, к примеру, той же площади. Представляет ли она всю громаду? Формально, наверное, да. Реально – однозначно нет.

Проблема не в том, что власть маневрирует, используя опыт не самых лучших предшественников. Проблема даже не в том, в чьих интересах эти маневры. Проблема гораздо глубже: к чему приведут поверхностные решения для прикрытия перераспределения рынка? Ведь легкость маневрирования не означает легкости последствий. И падение Виталия Кличко с велосипеда может оказаться, в этом смысле, весьма символическим.

Киевская команда не может не ощущать всплеска недовольства мэром. В ответ были предприняты меры по «потеплению» образа Виталия Кличко, то есть, приближению его к народу. Ради этого мэра усадили на велосипед, ожидая ответного умиления. Но ответ громады был неоднозначен, и нотки недовольства в нем зазвучали все сильнее. Единственный выход не утонуть в нарастающем раздражении – взять его под контроль, искусственно усилить и столкнуть социум с перспективой насильственных действий («титушки» в камуфляже, захват зданий, перекрытие главных улиц и т.п.). В худшем случае, это даст временную фору.

На данный момент, проиграли все. Власть в Киеве осознала глубину раздраженности громады и, скорее всего, впечатлилась, так как, недовольство будет нарастать и достигнет пика к осени-зиме. Даже если драки были срежессированы, резонанс пока что  не в пользу Киеврады. Следует думать, как выходить из ситуации.

Предприниматели проиграли потому, что они теперь чуть ли не экстремисты, кровожадная Мафия и все такое.

Наконец, проиграла и киевская громада. Ведь, если подтвердится, хотя бы частично, версия о внутренних разборках во власти, отчего и стало возможным противостояние такой силы (заметим, о нем предупреждали), киевляне-избиратели наверняка недоумевают: как может нечто, разделенное само в себе, пытаться что-то решать? Оно и себе не может дать рады.

Лилия Брудницкая, ЗамПолит

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *