Ср. Апр 24th, 2019

Зачем Ставицкий рассказал, как спасал Кубива от «озверевших майдановцев»

Ставицкий

СтавицкийЭкс-министр Эдуард Ставицкий, вокруг которого в пятницу, 6 мая, циркулировала информация о якобы задержании, в эфире телеканала 112 рассказал о некоторых нюансах истории со своим якобы задержанием. По его словам, в разгар Майдана его лично Александр Турчинов умолял не покидать свой пост (на тот момент министра энергетики и угольной промышленности), так как «ты же понимаешь, какая ситуация в стране». И, утверждает Эдуард Ставицкий, «я остался и провел те процессы, которые должен был провести, и сдал дела…Я был уволен постановлением Верховной Рады, спокойно выехал из страны. Никаких претензий, никаких подозрений ко мне не было». Более того, Эдуард Ставицкий дал понять, что он выступал в качестве гаранта кое-какой стабильности в стране. С его слов, даже Степан Кубив якобы просил «удержать этих озверевших майдановцев». Свое нынешнее пребывание в Израиле под именем «Натан Розенберг» он объясняет стремлением «кормить семью». В том же эфире помощник Генпрокурора Украины Владислав Куценко  объяснил отсутствие формальных претензий к Эдуарду Ставицкому процессуальными нюансами, но заверил, что идет интенсивная работа и все обвинения экс-министру будут предъявлены.

Итак, еще один околопрокурорский скандал получил промежуточное разрешение, которое можно охарактеризовать как условную «ничью»: ГПУ активизирует процессуальные действия, Ставицкий-Розенберг недвусмысленно дает понять, что все вопросы по существу – к его адвокату. По сути, вся эффектная перепалка между ними свелась больше к эмоциям.

Обращает на себя внимание не только напористость и агрессивность Эдуарда Ставицкого. Это как раз вполне объяснимо. Интересно другое – несколько раз экс-министр упомянул о «новой жизни». Таким образом, неосознанно или сознательно, Натан Розенберг подчеркнул разницу между людьми состоятельно-влиятельными и простыми смертными. Это как раз возможность, несмотря ни на что, начать «новую жизнь».

Безусловно, количество «жизней» у тех или иных категорий населения – вопрос больше философский с уклоном в мистику, и на данный момент важнее другой аспект: почему скандал со Ставицким разразился в период, когда Генпрокуратура не имеет Генпрокурора и, при наличии «и. о.», ограничена в своих возможностях. Очень похоже на то, что Ставицкий введен в игру для раскладки кадрового пасьянса, скорее всего, для дискредитации неугодных тем или иным группам кандидатов. Глухо скандал перекликается, по крайней мере, хронологически, со скандалом Геннадия Москаля.

Из чего можно сделать вывод, что процесс заполнения вакантных кресел выходит на финишную прямую. Между строк Эдуард Ставицкий дал понять, что располагает некоей информацией, от которой может не поздоровиться отдельным личностям. Степан Кубив и Александр Турчинов были названы не случайно. Представитель ГПУ пребывал в явно невыгодном положении, так как, эмоции ему являть было не с руки, а конкретикой в период междувластия в ведомстве блеснуть также не получилось. И определенным лицам была явлена слабость Генеральной прокуратуры, брошена тень и на прежнее, и на условное нынешнее руководство ГПУ. Это означает, что для рудиментов Партии регионов стратегически важно, как минимум, дискредитировать ГПУ, как максимум, провести в околопрокурорские круги хотя бы условно лояльных людей. Прокурорское самоуправление предоставляет для этого немало возможностей. И любопытна позиция президента: Петр Порошенко демонстративно не замечает возни вокруг ГПУ и пока что не повторяет своих воззваний к парламенту определиться с кандидатурой.

Отсюда следует, что пост Генерального прокурора перестает быть значимым. По крайней мере, новй Генпрокурор очень скоро ощутит, скажем так, ограниченность своих возможностей. Политизация этой должности будет сильнейшим ударом по реальному влиянию Генпрокурора на процессы в руководимом им ведомстве. Все это будет прикрыто бурными дискуссиями о реформах и о необходимости провести на эту должность человека не из системы. Мы можем ожидать, что эта должность будет «сдана» Банковой в пользу оппозиционной силы (РПЛ, «Самопомощь» или та же «Батькивщина», хотя последнее маловероятно). Как вариант, руководство ГПУ получит «Нарфронт».

Независимо от того, кто возглавит ведомство, очень скоро встанет вопрос о работоспособности Генпрокуратуры как таковой. Если в такой период ГПУ инициирeет дело против того же Ставицкого, процесс дойдет до вручения извещения о подозрении и, возможно (но маловероятно) до суда, вряд ли собранные доказательства будут убедительными. Что де факто повышает шансы на оправдательный вердикт суда, на закрытие дела за отсутствием состава преступления и т.п. против соратников Виктора Януковича.

Не того ли добиваются определенные силы? И понимают ли в Украине, что становятся объектами сложной политико-правовой игры?

Лилия Брудницкая, ЗамПолит

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *