Пн. Июл 22nd, 2019

Новый Регламент Рады как сублимация выборов?

Парубий

В пятницу, 6 мая, в Верховной Раде состоялась презентация поправок в Регламент, которые, по идее, должны существенно улучшить качество работы парламента и повысить его престиж. Первая новация ожидает депутатов с 10 мая – штрафы за прогулы. Обэтом заявил сам спикер Андрей Парубий. Он же призвал общество усилить контроль за депутатами, а попутно убрал с официального сайта ВР графу о количестве законопроектов, поданных каждым конкретным депутатом, с целью «избавить от законодательного спама».

Позитивно уже то, что преобразования продолжаются. Если Владимир Гройсман делал парламент все более прозрачным и продвинутым в техническом отношении, то Андрей Парубий предсказуемо сделал крен в сторону почти военной дисциплины. Отчего некоторые хлестко сравнивают обновленную Раду с «казармой». Впрочем, если и казарма, то не слишком обременительная: количество пленарных недель будет увеличено, но среда станет днем комитетов, а пятница целиком будет отдана под прения с правительством. Скорее всего, и Согласительный совет «переедет» с понедельника на пятницу.

Что это даст в практическом смысле? Ни-че-го, не в обиду будь сказано охваченному искренним желанием улучшить работу парламента Андрею Парубию.

Председатель Верховной Рады уловил главное: чтобы депутаты работали качественно, требуется не столько школьно-казарменная дисциплина, сколько контроль социума. Сколько ни сравнивай парламент с офисом, специфика работы здесь своя, и не всегда наличие филейной части в кресле в течение энного количества часов автоматически гарантирует выдачу на гора качественных идей, необходимых решений и т.п. А вот «мусорная люстрация» неплохо работала, парламентарии, хоть и огрызались, но все же людей опасались. Во всяком случае, чувствовали настроения народа. Почему же такой хоть сколько-нибудь успешный механизм заржавел? На данный момент, проект поправок в Регламент не срдержит инструментов для реализации избирателями права контролировать работу своих депутатов. Во-первых, гипотетически это возможно только по отношению к мажоритарщикам, но у них обычно округа «прикормлены». Те, кто прошел от партий по спискам, частично деперсонифицированы, не привязаны к территориям, к округам, и им никто не скажет, как Андрею Парубию, «ты чего на заседания не ходишь». Во-вторых, вопрос контроля настолько сложный,что решить его можно исключительно путем внесения изменений в закон о статусе народного депутата и в Конституцию Украины об ответственности депутата перед своими избирателями. Но даже в этом случае у депутата, если он лоббирует интересы влиятельной и финансово мощной силы, есть возможность сформировать круг своих сторонников в округе и избежать санкций. Так что, повторюсь, инструментов нет, а дисциплинарные меры будут давать временный (я бы сказала. даже кратковременный) эффект.

Прогульщиков пытался штрафовать еще Владимир Литвин. Анонсировалось громко, сошло на нет быстро и тихо. Почему? Потенциальные прогульщики регистрировались с утра и исчезали до вечера. Так что, противоядия наработаны и будут пущены в ход.

Противоречива новация «антиспам». Снять графу о законодательных инициативах депутата, быть может, и снизит количество спама, однако есть социальные сети, где те же депутаты смогут рекламировать свои инициативы, есть прием анонс-пикетов, наконец, есть «разминка», где можно говорить сколько душе угодно в рамках регламента, в том числе, и о своем законопроекте. Куда более эффективным методом была бы разработка четких критериев законопроекта, и если документ таковым не отвечает, не принимать его к рассмотрению. Другое дело, что сформулировать такие критерии сложно. Но – можно. Только заняться этим как бы некому.

Наконец, среда – комитетский день, и пятница – правительственный. Не в первый раз Верховная Рада переводится в режим «дней голосования», а все дискуссии выдавливаются на уровень комитетов. В этом смысле она будет напоминать Киевраду, где заседания постоянных комиссий (особенно земельной) проходят с неизменным аншлагом. Разумная, по большому счету, мера будет иметь и другой эффект – снижение политической напряженности. Именно этим объясняли сокращение пленарных заседаний до двух в месяц (!) «регионалы». Чем все закончилось, мы знаем.  Поэтому сокращать пленарки, как и растягивать их, небезопасно. Работа Верховной Рады – процесс непрерывный, и не все депутаты такие уж прогульщики, «мальдивщики» и прочее. Стереотип, который выгоден центральной исполнительной власти и в некоторые периоды и президенту, мягко говоря, не соответствует действительности. Перевод основных заседаний в комитеты, опять-таки, не нов и Верховная Рада пыталась функционировать в таком режиме. Как показывает практика, все наработки на уровне комитетов нивелировались в зале и обсуждение начиналось по новой, особенно если интересы нескольких влиятельных групп входили в клинч.

И единственной по-настоящему перспективной новацией выглядит правительственная пятница, плавно перетекающая в Согласительный совет. Дебаты с правительством реально могут стать продуктивными, а Согласительный совет сразу после них – более предметным и менее политико-пиарным. Этому будет способствовать и Совет комитетов.

Но, с тенденцией извращать благие намерения, что может получиться на выходе? Дебаты, безусловно, будут полезными. В том числе, и для распиаривания правительства как такового. Парламентариям придется очень стараться, чтобы «перекрыть» министров, так что, первые такие заседания будут очень эффектными и предметными. Далее – Согласительный совет. Будут достигнуты определенные договоренности…от которых останутся одни клочки к понедельнику, а ко вторнику и воспоминаний не найти. Украинский политпроцесс настолько динамичен, что не всегда договоренности, достигнутые с утра, остаются в силе до полудня теж же суток. Последует мучительная перекройка повесток дня, возобновятся вбросы проектов и спешка, когда эмоциональные аргументы становятся основными.

Наконец, Совет комитетов. По сути, дубль-структура для Совета коалиции и Совета лидеров фракций, снижающая накал политических страстей. То есть, призванная снизить таковой. Удастся ли, если комитеты распределялись по квотному принципу?  В иные дни – да, в иные – нет. Достаточно вспомнить перепалку Нины Южаниной и Юлии Тимошенко, чтобы не сомневаться – новая площадка будет использована для политических разгонов, раскачек и прочего.

Спикер Андрей Парубий оказался в сложной ситуации. Он уже понимает, что предложенными новациями (при условии, что они будут приняты без корректив) авторитет Верховной Рады не повысить. Но и без перемен невозможно двигаться далее. Поэтому спикер, как представляется, решил рискнуть и пойти путем проб и ошибок, справедливо полагая, что путь покажет, что делать.

Тем более, все эти реформы Верховной Рады имеют и еще одну, пока что, завуалированную, цель. А именно – подменить выборы. Ведь почему уровень поддержки парламента упал ниже плинтуса? По тем самым причинам, по которым и затеяна реформа. На выходе будет обновленная Верховная Рада. То есть, почти новая. И восприниматься будет соответственно, как условно старый созыв на новый лад. В отличие от 7 созыва, который после Майдана воспринимался как устаревший (хотя были судорожные попытки обновить), нынешний созыв – майданный, и такого резкого водораздела он не имеет. Следовательно, получает высокие шансы продолжить свою работу как обновленный-новый. А новое всегда воспринимается, пусть и настороженно, но все же в некоторой мере и снисходительно, благожелательно. Кроме того, реформы могут и сработать в позитив. Обновление автоматом умножает возможности и варианты, в том числе, и ухода от выборов. Почему бы и не воспользоваться? Тем более, без перемен в парламенте любые выборы и любой новый созыв будут поневоле проникаться всеми недостатками старого.

Лилия Фоменко, ЗамПолит

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *