Вт. Окт 20th, 2020

Как Кличко со «Свободой» бодался

Кличко-Юереза

Кличко ВиталийЗнаковая парламентская пленарка отвлекла внимание от Киеврады. А зря. Показательнейшее заседание! Интереснейшее в весеннем сезоне. Потому что, пока центральная власть дрессирует на предмет жесткого подчинения, местная, в данном случае, столичная играется в психологические маневры. Почему? Тренды момента располагали.

Как и следовало ожидать, фракция «Свобода» заблокировала трибуну, фракция «Батькивщина» подключила свои требования, а фракция «Самопомощь» провозгласила плач о кризисе управления и неэффективности работы Киеврады. Суть в том, что избиение депутатов непонятными «титушками» требовало мощной и слаженной реакции: если спустить на тормозах, все повторится, с высокой долей вероятности. И вот в Киевраду призваны не только Андрей Крищенко от Нацполиции, а также и. о. прокурора Киева, но и сам Виталий Кличко, — о, ужас! – для отчета по избиениям.

Но, действуя так, киеврадовская оппозиция натолкнулась на непреодолимое, как оказалось, препятствие. Если в Верховной Раде противостояние было зримым, то на уровне Киева оппоненты словно разповлотились. Как? Очень просто: никакой внятной информации о том, кто послал «титушек» и, что важнее, кто их допустил во внутренний дворик и в здание, депутаты так и не добились. Андрей Крищенко делал честные глаза и уверял, что идет следствие, все «титушки» задержаны, идет опознание, но «после прибытия адвокатов они отказались давать показания». И. о. прокурора столицы бодро отрапортовал о смене подследственности и о первой судмедэкспертизе. Виталий Кличко, в ответ на вопросы, кто допустил «титушек» в здание, честно ответил: «Не знаю».

Вопросы депутатов, почему с21 апреля по 12 мая не было проведено служебной проверки и не установлено, кто именно разрешил въехать и войти вооруженным людям в балаклавах, хотя в КГГА строжайший контроль, остался вообще без ответа. Виталий Кличко предложил создать ТСК. Что в переводе на общепонятный означает заволынивание расследования.

Однако для себя депутаты нашли ответы на вопросы. Во-первых, кто. В кулуарах, да и в зале, называлась фамилия Столара. Скандально известный застройщик, действительно, мог быть заинтересован в демонстрации Киевраде, кто на самом деле какими силами в Киеве располагает. Однако с той же долей вероятности можно предположить, что застройщика и подставили те, кто хотел дестабилизировать ситуацию в Киевраде и, прикрываясь якобы местью, на самом деле ужесточить пропускной режим и посеять среди депутатов страх: и перед громадой в целом, и перед активистами в отдельности. Тем более, как предположил другой депутат, Виталий Кличко, отказываясь отвечать на вопрос о служебном расследовании, «покрывает» одного из своих заместителей. В таком случае, есть вариант, что речь идет о внутренней борьбе в окружении Кличко.

Во-вторых, как отметил депутат Гуманенко от «Батькивщины», на самом деле Киевом руководят крупные бизнесмены с частными армиями, и эти люди 21 апреля лишь намекнули на свои возможности. Напомню, что тогда здание КГГА было взято штурмом. И это объяснение также может быть и правдивым, и нет, поскольку, крупные бизнесмены с частными армиями предпочитают действовать тихо, без шуму и пыли.

Для Виталия Кличко заседание 12 мая стало, не побоюсь этого слова, откровением. Он удивлен и нападками депутатов, и нелестными фразами в свой адрес, и слабостью аргументации «Солидарности». И если предположить, что события и 21 апреля, и 12 мая стали схваткой за контроль над Киевом в окружении мэра, то многие странности становятся объяснимыми. Например, штурм – попытка нагнать страх (в том числе, на Виталия Кличко) с целью максимально «закрыть» (в буквальном смысле) КГГА от досужих глаз, от вольного проникновения, от контроля громады. Отказ от пленарного заседания накануне Пасхи и отсутствие согласительного совета перед 12 мая свидетельствуют, что, пока не определился победитель схватки, сторонам выгодно держать Киевраду в нерабочем состоянии. Кто победит? 17 мая покажет. Или не покажет. Ведь оппозиционным депутатам дан тонкий намек: ни это, ни другие резонансные избиения не будут расследованы по сути, все ограничится формалистикой. Это значит, что никто из депутатов, общественных активистов не может быть спокоен за свою жизнь, если вздумает бунтовать против власти.

Майя Воскресенская, ЗамПОлит

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *