Сб. Окт 31st, 2020

Надежда с нами: что означает внезапное возвращение Героини Украины

Савченко-1Неожиданный обмен Надежды Савченко на двух российских ГРУшников стал сенсацией №1 и для Украины, и для всего мира. Радостное событие слегка омрачалось обилием недомолвок и умолчаний. Тем не менее, наша гражданка, украинка и патриотка Надежда Савченко вернулась домой из российских застенков, и это главное.

В первый день.

А далее будут второй и все последующие дни, и процесс, в том числе, политический, пойдет своим чередом. И неизбежно секреты 25 мая будут иметь серьезнейшие последствия. Никто не сомневается, что, на данный период и в краткосрочной перспективе, Надежда Савченко является наиболее авторитетной фигурой не только украинского политикума, но и украинского социума, что крайне важно. Можно сказать, что, на данный момент, таких фигур в Украине, по крайней мере, на публичном уровне, не просматривается. Есть общественные активисты, но они действуют локально, есть те, кто перешел в политическую сферу. Несмотря на заявления о «наведу порядок в политике», «я им покажу» и т.п., такие фигуранты либо не вписались в политическую когорту, либо остались своего рода «белыми воронами» без особого влияния. Классические примеры: Андрей Тетерук, Андрей Лозовый, Владимир Парасюк. Не менее интересен Андрей Парубий, до сих пор пытающийся балансировать между общественным активистом и председателем парламента. В отличие от них всех, Надежда Савченко с полным правом может говорить о страданиях за Украину, о собственном бескорыстии и о подтвержденном делами патриотизме и приверженности украинским ценностям. Но, самое главное, Надежда Савченко сейчас есть воплощение идеальной государственнической позиции. Об этом свидетельствуют ее первые заявления после прибытия на родную землю. Прекрасно, если бы она, не заангажированная, смогла удержаться на достигнутом и, в переносном смысле, защитить свое личное пространство. Показательно, что именно об этом она кричала, едва ступив на взлетную полосу аэропорта «Борисполь». Но, как показывает опыт других активистов и общественных лидеров, даже боевые навыки не помогают в борьбе с системой. Тем не менее, Надежда Савченко в первый день смогла остаться собой, несмотря на шероховатости.

Шероховатым было одобрение Минских соглашений. Понятно, что это элемент политеса. Но Надежде Савченко, как полностью независимой героине, не стоило так безоговорочно одобрять документ, который вряд ли приветствуется нашими бойцами в АТО: по сути, наши сограждане гибнут, соблюдая перемирие, а боевики их отстреливают. Безусловно, она могла не знать всех нюансов, но и принимать все на веру также не стоило. В краткосрочной перспективе, если она не выскажет свою, действительно свою, позицию по Минским соглашениям, это будет означать, что Надеждой Савченко протолкнутся через парламент нужные Петру Порошенко законы. В том числе, и о выборах в ОРДЛО.И, не исключено, Надежда Савченко вынуждена будет согласиться, так как, под ее эгидой состоится возвращение Донбасса. Тот факт, что с ее помощью быстро восстановлен пошатнувшийся было авторитет украинского президента и Украины как государства на мировой арене, свидетельствует о наличии кризиса, который потребовалось исправить с помощью Надежды Савченко. Кризисом могут быть только Минские соглашения.

Совпадение даты обмена с 2-летием выборов президента Украины. Центральные СМИ готовили марафоны или, как минимум, собирались подвести итоги. У Петра Порошенко не было особых прорывов, кроме «не допустили врага дальше вглубь», «остановили кровопролитие», — но, многократно озвученные, они  не сработали бы в плюс. С Надеждой Савченко есть грандиознейший прорыв, сенсация, и теперь президент Украины может спокойно созывать пресс-конференции, давать интервью и вообще светиться где только возможно, — он недвусмысленно позиционирует только себя как освободителя Надежды. Помимо прочего, такая внезапность отвлекла внимание от ночных переговоров в нормандском формате, вследствие чего мы вряд ли узнаем, благодаря кому и чему реально состоялся обмен Надежды Савченко.

Стремительность события. Судя по реакции заинтересованных сторон, даже адвокаты Надежды Савченко были, мягко говоря, не в курсе происходящего. Что и говорить о Юлии Тимошенко, которая с утра со спокойной душой громила Кабмин и президента за высокие тарифы на брифинге, ни сном ни духом о возвращении Надежды Савченко. Следовательно, мы можем предположить, что так сошлась внешнеполитическая конъюнктура, и Петр Порошенко решил не упускать момент. В принципе, это плюс, даже если договоренности ситуативны. Но таинственность – это громадный «минус».

Помимо прочего, заколебалось влияние Юлии Тимошенко, жесткого оппонента Петра Порошенко. Президент отдает себе отчет, что его визави не сможет вернуть эксклюзивные права на Надежду Савченко, поскольку, как бы Она ни боролась, освободил узницу все-таки Он. И любые попытки «Батькивщины» сыграть на факторе Савченко будут восприниматься негативно, бросая тень и на просветленный имидж Юлии Тимошенко. Но если, вопреки ожиданиям, Надежда Савченко вольется в «Батькивщину» и станет рупором этой политсилы, то покатится под откос уже ее рейтинг, так как, на нее частично перенесут те черты Тимошенко-политика, которые воспринимаются негативно или с раздражением. Так что ЮВТ попала в крайне сложную ситуацию.

Однако, скорее всего, Надежда Савченко, несмотря на ее вопль «не дайте мне скурвиться!» (что после рявканья на журналистов звучит, конечно, натянуто), будет какое-то время радиоактивным носителем убойного компромата.  И это даст ей возможность действовать более-менее независимо, (пока не найдется «крыша», достаточно сильная для такого компромата). Что подразумевает оппозиционность, хотя бы на первых порах. Примечательно, что эта оппозиционность вряд ли будет касаться тарифного вопроса (Савченко однозначно не экономист) и борьбы с коррупцией. Судя по первым сигналам, Надежда Савченко займется обменом военнопленными. То есть, президенту Украины хотелось, чтобы она занялась этим. Как прикрытие по факту реализации Минских договоренностей в части выборов в ОРДЛО Надежда Савченко сможет смягчить реакцию родных и близких погибших в зоне АТО и сбить волну ожидаемого негатива в адрес президента Украины. Если, конечно, согласится сотрудничать или, как вариант, если ее не обыграют маневрами.

Несмотря ни на что, в украинском политикуме материализовалась наконец-то истинная патриотка, отважная женщина, отечественная Жанна Д’Арк, которая не боится никого и ничего, исполненная своей высокой миссией. До сих пор таких фигур у нас не было.

Во многом, именно поэтому с места в карьер начнется затаптывание Надежды Савченко как авторитетной фигуры. В ответ на ходкий тезис «за одну нашу дают двух российских ГРУшников» уже слышатся скептические «посмотрим, где она будет через месяц-другой». Отчасти скепсису способствовала и странная агрессия Надежды Савченко в адрес журналистов. Возможно, так она хотела показать, что настрадалась, чтобы присутствующие вникли в ужас ее положения. Но как раз здесь и заключается серьезная ошибка: большинство журналистов, присутствовавших в аэропорту, не просто искренне переживали за Надежду Савченко, но и проделали большую работу, чтобы о летчице не забыли, и получить в ответ вместо простой человеческой реакции резкие окрики было, по меньшей мере, странно. Сама Надежда Савченко, почувствовав, что не таких первых слов от нее ожидали, извинилась, но первые слова на то и первые слова, — запомнились. И со временем этот и возможные другие выпады помогут оппонентам сформировать образ «юродивой», что, в принципе, является лишь ипостастью Орлеанской девственницы.

Итак, с возвращением Надежды Савченко границы украинского радикализма раздвинулись до прямой физической жертвенности. Удастся ли планку выдержать, — посмотрим. Тестом станут довыборы в Верховную Раду. Если, конечно, Надежда Савченко не питает президентских амбиций. На первых порах, ею прикроют и большую приватизацию, и коррупционные разборки, и прочие дрязги, и, возможно, проволочки с безвизовым режимом с ЕС. Тем не менее, сам факт того, что Надежда Савченко выдержала застенки и жива, будет ограничивать прочих фигурантов политпроцесса, как то было в первые постмайданные месяцы. И горе тем, кто попытается ею манипулировать.

Гипотетически, возможен и вариант «скурвиться». Однако вряд ли человек, сидевший около двух лет и испытывавший чудовищное психологические давление, так быстро забудет об усвоенном уроке. Следовательно, Надежда Савченко попытается вести свою игру. Получится ли? В этом смысле, показательны как раз не первые дни, а период затухания, когда внимание к ней заметно ослабеет.

Лилия Брудницкая, эксперт Центра структурной политологии «Выбор»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *