Пн. Окт 26th, 2020

Осеннее обострение: глубинные мотивы сентябрьских политических драк

%d0%b2%d0%b8%d0%bb%d0%ba%d1%83%d0%bb-%d0%bf%d0%b0%d1%80%d0%b0%d1%81%d1%8e%d0%ba
Фото 112.ua

Вторая пленарная неделя сентября выдалась намного насыщеннее и динамичнее первой. Политики, что называется, «раскачались». И настолько, что некоторых занесло. Четверг ознаменовался словесной стычкой между Андреем Лозовым и Хатией Деканоидзе днем и дракой в эфире 112 между Владимиром Парасюком и Александром Вилкулом. В пятницу утром Алексей Гончаренко пошел с сухарями на весь Оппо-блок, имея в виду Николая Скорика. То, что марафон словесных баталий перешел в баталии физические, не есть неожиданность. Не столь важно, в конечном итоге, за что бились или ссорились политики. Гораздо серьезнее, каковы скрытые мотивы их поступков, ведь мы согласимся, что имели выплеск сильные эмоции, которые обычно сопровожда.т важные процессы. Следовательно, драки и пикировки выступили, в том числе, и ширмой для этих процессов.

Что любопытно, языки и кулаки у политиков в Украине зудят преимущественно весной-осенью. Почему? Можно бы объяснить психологическими нагрузками, особенно сейчас, на пороге финальной стадии Минского процесса. Однако это слишком просто и банально. Как и верить всем тем причинам, которые озвучивают участники баталий.

Осенью в Украине, в соответствии с Конституцией, бюджетный процесс. С учетом финансовой децентрализации, вопросы финансирования регионов и отраслей необходимо решить сразу на уровне Госбюджета. Именно поэтому каждый визит премьера в парламент вызывает аншлаги. Не далее как 23 сентября мы могли наблюдать рой просителей-ходоков у подножия премьерского кресла в зале заседаний Верховной Рады. Осень в плане финансов урожайна: сколько выбьешь – столько и получишь. Поэтому любые аргументы хороши для достижения цели. Упрощенно говоря, происходит дележка шкуры еще не убитого медведя. Весной, так же традиционно, Госбюджет корректируется, обычно в сторону увеличения доходов и расходов, что и порождает схватки за финансы. Нюанс в том, что, несмотря на твердые макропоказатели в проектах и Госбюджета (осень), и поправок к нему (весна), цифры имеют мало общего с реальными доходами-расходами (по статьям): помимо «гибких» статей, механизмов (ОВГЗ, векселя), практики списания долгов и сбрасывания трат на местные бюджеты (децентрализация) + чрезвычайно удобного механизма субвенций, «твердые» макропоказатели поддаются корректировке на уровне комитетов парламента. По умолчанию, сохраняются глобальные цифры, верхушка айсберга, остальное распределяется, по сути, в ручном режиме. Повторюсь, раздел госфинансов – это куда более точный прогноз для политиков на весь следующий год (минимум – до весны). Есть ради чего драться, ссориться и носить синяки и шишки. Так что, психологические проблемы политиков не имеют никакого отношения к дракам и словесным пикировкам.

На первый взгляд, бюджетными мотивами можно объяснить только стычки Андрея Лозового и Хатии Деканоидзе как выплеск сложной межведомственной войны «Аваков-Деканоидзе (Саакашвили)», надцатой серией которой стал арест экс-первого зама Николая Скорика по делу о пожаре во Дворце профсоюзов и поход Алексея Гончаренко с сухарями на весь Оппо-блок. Действительно, министерства и ведомства не отказывают себе в удовольствии через парламент откорректировать статьи расходов в нужном для себя направлении. (Тут, кстати, особая игра: в проекте траты занижаются, и – апорт, кто выгрызет суперприз). В данном случае, разыгрывается сложная схватка за Одессу (точнее, за реальный контроль над ОПЗ), «война правоохранителей» идет фоном, но все-таки ситуацию обостряет. От объема финансирования области напрямую зависит политическое и экономическое будущее бригады генацвалэ. Если принять как гипотезу, что предвыборная борьба в Грузии может разыгрываться и в Украине (вокруг Саакашвили), прямо его на затрагивая, но шарахая по Деканоидзе, к бюджетным прибавятся и весомые геополитические мотивы. Пунктирно и Генеральный прокурор Юрий Луценко пожурил Хатию Деканоидзе, дав, возможно, невольно, сигнал «можно». И Андрей Лозовой эмоционально среагировал. Кстати, в той короткой перепалке был настораживающий момент. Хотя Андрей Лозовой прямо не назвал Хатию «инородной», она бурно отреагировала, дав понять, что вопрос об «инородстве» и «варяжстве» все же поднимается и поднимается. Пока что, не публично. В перспективе, национальный вопрос, не характерный для Украины, может быть обострен. Например, для оттяжки внимания от тех же тарифов. На нем уже пытаются играть, частично оправдывая кривую преступлений.

Драка Владимира Парасюка и Александра Вилкула носила признаки постановочности, однако нельзя утверждать, что это чистая театральщина. Владимиру Парасюку необходимо было оживить свой имидж борца за справедливость, что он и сделал, а то комбатов в парламенте вроде бы и не видать, и не слыхать. Но его поступок мог иметь и бюджетно-политические мотивы. Помимо «выбивания» средств на воинов АТО (льготы и преференции), как состоящий во фракции БПП Владимир Парасюк своими кулаками мог, скорее всего, невольно, отвлечь внимание от слухов о переговорах между БПП и Оппо-блоком. Цель – поддержка Госбюджета. Из-за колебаний НФ, желания в АП провести ротацию руководства МВД (Аваков) и ожидаемой нехватки голосов под Госбюджет тактический альянс с ОП – единственный здравый выход. Такое проделывали, и не раз, многочисленные «оранжевые» коалиции. Тем более, других союзников, кроме групп (а их недостаточно при отказе или частичном отказе НФ), не просматривается. Косвенным подтверждением версии о бюджетно-политической подоплеке драки четверговой вечерней на 112 стала драка пятничная утренняя в Верховной Раде. Народный депутат Алексей Гончаренко (БПП) пошел в атаку на оппо-блоковца Николая Скорика, но забросал сухарями весь Оппо-блок. Однако в утренней пятничной драке довольно громко прослеживается и одесский мотив: лишение неприкосновенности Николая Скорика анонсировал Генеральный прокурор, для острастки и подтверждения серьезности намерений был арестован экс-первый зам, да и связанный с известным в Одессе Костусевым Алексей Гончаренко также мог иметь одесские интересы. И мы можем, правда, с умеренной долей вероятности, предполагать, что кресло Одесского губернатора вскоре станет вакантным и желающие «пристреливаются».

Не стоит упускать из виду и мотив пиара. Идея досрочных выборов продолжает владеть умами и сердцами. В любом случае, следует держать себя как лидера и свою политсилу в тонусе. Барометром вероятности выборов, точнее, желательности оных, служит Юлия Тимошенко. Она ринулась в судебные дебри ради пересмотра тарифов ЖКХ. Хотя в брошурке «Почему необходимо было менять цену на газ?», услужливо вброшенной в каждый ящик, речь идет о коррупционерах, делках, набивавших карманы (в каковые – карманы  текли миллиарды народные). Те, кто помнит Тимошенко не только как БЮТ и ВОНА, но и как ЕЭСУ,  прекрасно понимают, в кого метят невинные буклетики. Воюя с тарифами, она, помимо прочего, запасеется аргументацией на случай суда и новой посадки. Потому что, крестовый поход БПП против коррупционеров, особенно в газовой сфере, начинает тревожить ЮВТ не на шутку. В этом контексте, четверговая и пятничная драки отлично отводят внимание от «газовой принцессы», переключая его на противостояние «честная власть – коррупционеры Януковича», до той поры, пока, при необходимости, Тимошенко не привяжут к Януковичу. Зачем? Все просто: газовые переговоры между Украиной и РФ в разгаре. Тимошенко слишком влиятельна в газовой сфере (с прямым выходом на «Газпром»), чтобы она не была опасной. Игра котов с кошкой, которая изображает мышку. Оппо-блоку, кстати, пиар крайне нужен. Судя по готовности Вилкула «молотиться», тренд «избиение младенцев» был сочувственно воспринят целевым электоратом Оппо-блока. Клич «наших бьют!» мобилизует их, что и требуется ОП. Помимо этого, гонимые и избиваемые экс-«регионалы» будут «капать» в ЕС на конкретных лиц. Усмирение которых, к слову, может быть очень желательно и АП, особенно перед финалом Минского процесса.

В психологии принято считать, что, если начинается махание кулаками, это значит, что оппоненты исчерпали словесные аргументы. В украинском политикуме же как раз драки и словесные баталии становятся не эпилогом, а прологом серьезных разговоров. Судя по накалу, участники дискуссий пока не договорили(сь).

Лилия Брудницкая, эксперт Центра структурной политологии «Выбор»

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *