Пн. Сен 21st, 2020

Полицейские должны чувствовать ващу поддержку, — Деканоидзе

Фото 112.ua
Фото 112.ua

Глава Нацполиции Украины Хатия Деканоидзе на экстренном брифинге в Днепре 25 сентября призвала общество оказать поддержку патрульным полицейским. «Они рискуют жизнью…Они должны чувствовать поддержку, вашу поддержку. Социум должен показать им свою поддержку», — подчеркнула Хатия Деканоидзе. Она также обратила внимание на высокие профессиональные и моральные качества погибших полицейских (один из них — женщина). Стоит отметить, что женщина погибла в больнице в ходе трехчасовой операции. Очевидец утверждает, что «Скорая…», вызванная на место происшествия, ехала очень долго. Сам преступник тоже получил ранение в живот, предположительно, от женщины-полицейского.  Жители Днепра по своему почину откликнулись на призыв Хатии Деканоидзе и почтили память погибших цветами и свечами.

Не зря Хатия Деканоидзе акцентирует внимание на необходимости явить полицейским такую поддержку. Проблема заключается в том, что именно поддержка масс, то, на что делалась основная ставка в ходе реформы правоохранительных органов, сейчас может быть в жутком дефиците.  Почему? Первоначально полиции был выдан социумом громадный кредит доверия. Люди позитивно воспринимали «копов», хотя и где-то с юмором, но в целом доброжелательно. И если бы полицейские доказали своей работой, что они нормально справляются со своими обязанностями, кредит доверия перешел бы в умеренную, но стабильную поддержку полиции обществом. Однако системная ошибка, которая была допущена в самом концепте реформы милиции-полиции, — доминанта внешнего эффекта. Хатия Деканоидзе, если вспомнить, на первом этапе обращала особое внимание на совершенно новую экипировку, давая понять, что новая форма обеспечит новое содержание. К сожалению, несколько случаев дискредитировали полицию как с точки зрения профессионализма, так и с точки зрения коррупции. Кредит доверия к полицейским у социума еще есть, но он стремится к нулю. Соответственно, те, с кем призваны бороться полисмены, — правонарушители, — нынче пробуют силы в противоборстве с силами правопорядка. В преступном мире так: или ты — или тебя. Досадные «случайности» — тест полиции на выносливость. Этот тест полиция проваливает раз за разом, где-то справляясь худо-бедно, где-то терпя сокрушительное поражение (расстрел полицейских из табельного оружия — вопиющая халатность!). Глава Нацполиции тем временем смещает акценты в сторону эмоций, сочувствия погибшим, а также, пунктирно (на заседании профильного комитета, например) поговаривая о недостаточном финансировании, хотя на 2017 год органы правопорядка получат более чем. Наши люди — добрые. Они посочувствуют. Но наши люди еще и умные. Они призадумаются, потом задумаются крепко, наблюдая вал насилия, и не только на дорогах. Не обойдут своим вниманием люди и то, что, помимо вполне понятной скорби, начинается пиар на трагедии в Днепре с тем, чтобы «выбить» для полиции больше полномочий, преференций и т.п.

В любом случае, нажим криминалитета и откровенная слабость подготовки, что особенно дает о себе знать после вымывания из «органов» опытных сотрудников (некоторые успешно реализуют себя в преступном мире) дают четкие сигналы социуму, что на самом деле есть сила. Особенно катастрофичны заимствованные почти без корректив с учетом местных реалий стандарты и правила работы полиции. Отсюда эпизодичность, несистемность работы полиции, когда во многих случаях полицейские вынуждены действовать по наитию, на свой страх и риск. Повторюсь, ставка на внешний эффект и быстрый якобы результат привели к тому, что поднимается тема вольной продажи оружия.  Актуализация этой темы закономерна: ощущая слабость полиции и собственную беззащитность перед потенциальным «врагом», люди хотели бы, по крайней мере, несколько повысить шансы выжить в темном переулке. Тогда примерение оружия полицейскими (скандал в Киеве) было бы логичным. Но стандарт применения оружия, нашедший отображение в законе о Нацполиции, списан с американского, где оружие в свободной продаже и, мягко говоря, не состыкуется с украинскими и правовыми, и социальными реалиями.

Так и получется, что, сочувствуя полицейским, люди трепещут за себя и постепенно приходят к мысли, что лучшая полиция — сам себе полиция. В конце концов, если продолжать аналогию, то практически по всех кассовых голливудских триллерах пострадавшие герои и героини решали свои проблемы сами, а действия копов были далеки от эффективности. В реальности, в тех же США недовольство полицией нарастает из-за, обращаю внимание, недостаточного учета местных (!!!) реалий, как то было с излишне педантичным отношением к чернокожему правонарушителю. Скандалы с полицейскими в США вспыхивают постоянно, и нам, ожидая от новой полиции позитива, не приходится удивляться, что, скрестив старую милицию с новой полицией или, скажем так, переодев копов, мы получим нежизнеспособного монстра. И конечно, вдохнуть в него жизнь и сделать эффективным и полезным может только социум. Захотят ли люди помогать полиции, и в каком формате помогать, — вопрос не риторический, но на данный момент не имеющий точного ответа. В конце концов, будут звучать мнения, что виновник трагедии в Днепре на самом деле — жертва, и будут ему сочувствовать («взяли» в больнице, полуметрвого), как сочувствовали «караванскому стрелку»: тот ли «мальчик», стрелял ли, куда стрелял, почему тяжело ранен? Вряд ли даже правдивыми четкими ответами удастся переломить мнение социума к лучшему.

Преступность бросает вызов всем нам…Зло должно быть наказано» — написал президент Украины в социальной сети. Очевидно, Петр Порошенко также задумался над тем, как объединить полицию и общество единым фронтом против преступности. Не запоздал ли этот импульс?

Майя Воскресенская, ЗамПолит

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *