Сб. Ноя 16th, 2019

Вишенка на торте

Госбюджет

Верховная Рада в ночь приняла Госбюджет на 2017 год в экстремальных условиях: на ночном заседании, под утро, откровенно плохо соображая, за что голосует под присмотром президента. Однако народные депутаты так углубленно поработали над бюджетными вопросами на вечерне-ночном заседании, что вряд ли их есть в чем упрекнуть. Фактически закон про Госбюджет на 2017 год сводит к единому знаменателю и «причесывает» весь пакет подбюджетных законов, на которые ушла львиная доля времени из тех более чем 19 часов, потраченных на главный финансовый документ страны. Его можно было принять и в январе 2017 года, и даже в январе 2018 года, так как, основные механизмы функционирования и банковской системы, и межбюджетных отношений, и налоговой сферы заложены как раз в подбюджетном пакете. Поэтому закон о Госбюджете-2017 стал своего рода вишенкой на торте.

Сначала о бюджетных параметрах. Документ предусматривает доходы бюджета на 2017 год в сумме 721,398 млрд гривен, в том числе доходы общего фонда — 669,409 млрд гривен и доходы специального фонда — 51,989 млрд гривен. Расходы бюджета на следующий год предусмотрены в сумме 790,393 млрд гривен, в том числе расходы общего фонда — 735,378 млрд гривен и расходы специального фонда — 55,015 млрд гривен. Предельный объем дефицита бюджета определен в сумме 77,547 млрд гривен, в том числе предельный объем дефицита общего фонда — 62,338 млрд гривен и предельный объем дефицита специального фонда — 15,208 млрд гривен. В 2017 году прожиточный минимум на одного человека в расчете на месяц предлагается установить в размере с 1 января 2017 года — 1,544 тысяч гривен, с 1 мая — 1,624 тысяч гривен, с 1 декабря — 1,7 тысяч гривен. Минимальную заработную плату предлагается установить в 2017 году в месячном размере с 1 января — 3,2 тысяч гривен, а в почасовом размере с 1 января — 19,34 гривны.»При доработке проекта бюджета ко второму чтению учтено решение правительства об увеличении минимальной зарплаты до 3,2 тысяч гривен в месяц и увеличении должностного оклада работника I тарифного разряда ЕТС до 1,6 тысяч гривен», — говорится в пояснительной записке.Как отмечается, на эти цели в законопроекте предусмотрены дополнительные расходы в объеме около 28,3 млрд гривен, что позволит обеспечить выплату повышенной зарплаты работникам бюджетной сферы.

Премьер-министр Владимир Гройсман, выступая в предутренний час в Верховной Раде, назвал документ, ранее характеризуемый как «бюджет развития», человекоцентричным бюджетом: «Мы обеспечили расходы обороны, мы будем строить дороги, поддерживать аграрный сектор, повысим заработную плату учителям, врачам, мы 6 млрд грн выделим средств на лекарства. Украинским пожарным нужна техника, но им нужна и заработная плата, в бюджете мы повысили украинским МЧСникам зарплату с 3 до 5 тыс. грн». Голосовался Госбюджет в 4 часа 52 минуты, документ собрал 274 голоса «за».

Действительно, в Госбюджете-2017 были усилены акценты на социальных выплатах, хотя источники финансирования этих выплат до сих пор остаются маловразумительными: часть средств поступят от приватизации, часть — от ожидаемого, в связи с ростом экономики, увеличения налоговых отчислений, остальное предполагалось покрыть за счет спецконфискации. И не исключено, что вдогонку соответствующий закон все-таки будет принят. Но социальные выплаты декларируются без сопутствующих, широко рассыпанных по законодательству Украины, мер секвестра бюджетных расходов: перекладывание финансирования ряда льгот и преференций на местные бюджеты (что номинально сокращает расходную часть Госбюджета и сжимает соцпакет), перевод некоторых капитальных расходов на местные бюджеты (школы, больницы и т.п.), расширение базы налогообложения (ЕСВ, например). Такие маленькие точечные хитрости действительно придают Госбюджету на 2017 год вид «человекоцентричного», хотя справедливее его бы назвать «децентричным» в том смысле, что немалую часть расходов правительство прячет переводом их на местные бюджеты (местные власти все равно будут выбивать субвенции и ассигнования из бюджета выравнивания-регионразвития).

Гипотетически в бюджетную ночь должны рассматриваться только подбюджетные законопроекты. Какую роль в бюджетном процессе должен был бы сыграть проект о Высшем совете правосудия, остается загадкой. Документ вполне спокойно можно было бы проголосовать и в январе, и в феврале, и даже в марте. Руслан Князевич, от профильного комитета, мотивировал появление законопроекта о ВСП в бюджетную ночь тем, что его непринятие в сроки (в 2016 году) остановит процесс выборов в Верховный суд и существенно затормозит реформирование судоустройства. Формально причины уважительные, но не пожарные. Истинными же причинами были нюансы в принятом уже законе, которые непосредственно касаются президента Украины: как его влияния на судебную систему, так и причин его отстранения от власти, в том числе, в порядке импичмента.

Если абстрагироваться от макроэкономических показателей бюджета и подбюджетных документов, 19-часовый бюджетный марафон будет иметь, прежде всего, политические последствия.

Во-первых, третий год подряд факт принятия госбюджета превалирует над содержанием принимаемого. Несмотря на то, что, по словам Владимира Гройсмана, до буквы соблюдена неукоснительно вся процедура, вряд ли во всем государстве Украина найдется хотя бы полтора десятка человек, понимающих всю суть и механику проголосованного объемистого пакета. В рамках бюджетного пакета окончательно оформился тренд на закладывание основных механизмов и корректив в подбюджетных законах, которые по значимости сопоставимы с законом о Госбюджете. В текущем году, пожалуй, впервые сопроводительные законы были куда более содержательными, чем сам госбюджет. Соответственно, главный документ, вместо регулирующего, руководящего и направляющего, стал сервисным, оформляющим и фиксирующим детали «сделки». В отличие от госбюджета, коррективы, внесенные в законодательство сопроводительными законами, действительны и в 2017, и в 2018 году, если их, в свою очередь, не отменят или не отрегулируют в ту или иную сторону. Акценты в предбюджетной работе Верховной Рады уже смещены в сторону сопроводительных законопроектов. Хорошо это или плохо, в данном случае, вопрос риторический:с учетом состояния и трендов украинской экономики, формальный бюджет оставляет большее пространство для маневра правительству, чем жестко-реальный. В то же время, коррективы в законодательство расширяют возможности, полномочия Кабмина и предоставляют правительству «рулить» по отдельным вопросам в ручном режиме. То есть, синхронно со смещением бюджетных акцентов на сопроводительный пакет, усиливается склонность к «ручному режиму» в деятельности правительства. В свою очередь, это свидетельствует, мягко говоря, о неуверенности власти в зафиксированных позитивных экономических трендах.

Во-вторых, перераспределение реального влияния между президентом, правительством и парламентом. В парламентско-президентской республике глава государства, конечно, может посетить Верховную Раду в бюджетную ночь, но он вряд ли имеет право влиять на позицию народных депутатов. В ночь на 21 декабря Петр Порошенко был в Верховной Раде и, как рассказывают в комментариях некоторые народные депутаты, в кабинете Андрея Парубия отдавал спикеру указания, что и как делать и говорить. Если бы президент вышел в зал и выступил с речью, это закономерно и в рамках законодательства. Но попытка главы государства повлиять на результаты голосования в парламентско-президентской республике могла бы стать поводом, по крайней мере, для озвучивания заявлений о совершенном преступлении — оказании давления на лиц, выполняющих функции государства. В парламенте ни один депутат официально не озвучил даже своих сомнений или вопросов, что, дескать, мне говорили, что приехал президент, так ли это, прошу как депутат проверить и т.п. Это значит только одно: в Украине костенеет вертикальная властная пирамида, что свойственно президентско-парламентской республике, но никак не парламентско-президентской, и возможное вмешательство главы государства в заседание парламента (указания спикеру) никому не представляется из ряда вон выходящим или подозрительным. Возможно, отчасти поэтому для Петра Порошенко так важно было принятие проекта о ВСП. Опять же, Украина — воюющая страна, без сильной власти государство не удержать, на многое можно закрыть глаза, но хотя бы внешняя реакция должна быть. Ее нет. Вместо этого, Верховная Рада ночным бюджетным марафоном в который раз нанесла удар по собственным статусным позициям: депутаты представляются послушными марионетками, которых можно закрыть на замок почти на сутки и вынудить, между бюджетными, принимать и совершенно не сходные с бюджетной тематикой проекты. Единственный плюс, да и то условный, заключается в том, что фракции, группы и отдельные депутаты все же устроили изнурительные торги и сумели частично настоять на своих интересах. Пусть это не только государственные, региональные, но и личные интересы, все же некое сопротивление власти президента есть, хотя и по большей части инерционное.

Ударный труд пошел на пользу: депутаты и правительство, закрыв финансовый год, отоспались и принялись за новые интриги. Очередная — закон о спецконфискации, на котором по-прежнему настаивает «НФ». Это значит, нас ждут предновогодние пляски вокруг вишенки на тортике.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «Выбор»

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *