Пт. Сен 20th, 2019

Уперлись в стену

Дипломатический скандал в связи с высказываниями посла ФРГ в Украине Эрнста Райхеля перерастает в сериал. Внешне все выглядит как пролог к похолоданию отношений между двумя странами. На самом деле, это, быть может, эпилог реального похолодания – или ничего не значащий пиар двух сторон в преддверии каких-то выборов.

На следующий день после скандала с послом ФРГ Эрнстом Райхелем МИД Германии подтвердил приверженность Берлина формуле « сначала войска вон, потом выборы». Однако к вечеру среды, 8 февраля, МИД Германии уточнил свою позицию, дополнив, но не изменив по сути скандальные высказывания Эрнста Райхеля в интервью РБК-Украина. Уточнение состояло лишь в том, что, безусловно, выборы на Донбассе возможны только при выведении войск и возврата территории под контроль Украины. Но такие договоренности должны выработать сами стороны конфликта: Украина и РФ. Также в МИД ФРГ дали понять, что не готовы конкретно ответить, есть ли на Донбассе войска РФ, хотя признали логистическую, финансовую и военную помощь России сепаратистам.

Акценты заметно «плавающие»: хотя Берлин выказал приверженность Минскому процессу, в то же время, стремление свести его к переговорам двух сторон (Украины и РФ) говорит о нежелании Германии серьезно вмешиваться в спор.

Официальный Берлин можно понять. Как раз в эти дни проходили переговоры Ангелы Меркель с ее польским коллегой по санкциям против РФ. Что могла сказать канцлер ФРГ? Только то, что санкции снимать рано.

Но сказанное – далеко не сделанное. Если сопоставить условно благоприятную позицию Германии и Польши по Минским соглашениям и по санкциям с действиями пропрезидентской фракции БПП и с инцидентом во Львове, вырисовывается странная картина.

Итак, 8 февраля Ангела Меркель и Анджей Дуда в Варшаве обсуждают ситуацию в Украине. В этот же день во Львове неизвестные покрыли надписями забор генконсульства Польши. Надписи «наша земля» и пятна алой краски (запомним детали, они важны).

После полудня на официальном сайте МИД Украины появился комментарий: «МИД Украины решительно осуждает акт вандализма, совершенный 8 февраля этого года по отношению к Генконсульству Польши во Львове. Системность, с которой злоумышленники совершают акты вандализма и надругательства, свидетельствует о заинтересованности третьей стороны нанести ущерб украинско-польским отношениям. Вместе с польскими партнерами работаем над позитивной повесткой дня нащих двухсторонних отношений. Одним из примеров этого стала активизация работы Украинско-польского Форума партнерства, рабочее заседание украинской части котороего состоялось в Киеве 7 февраля 2017 года».

Замечание о «системности» действий важно. Действительно, совпадения по датам (переговоры Меркель-Дуда, Украинско-польский форум) вряд ли случайны.

Но в Украине в среду, 8 февраля, акт вандализма был не под одним Генкорсульством Польши, и не только во Львове. В среду, 8 февраля, под посольством ФРГ в Киеве состоялась акция протеста против высказываний посла ФРГ Эрнста Райхеля в интервью РБК-Украина. Акцию провел народный депутат и зампрелдсетеля прорезидентской фракци БПП Алексей Гончаренко.

В социальной сети он так обосновал свои действия: «Сегодня утром на обломке Берлинской стены возле посольства Федеративной республики Германии в Киеве я написал слово «NEIN» (нет). Свою символическую акцию протеста я посвятил вчерашним прокремлевскими высказываниям посла ФРГ в Украине Ернста Райхеля. В своем заявлении Посол сообщил, что не видит проблемы проведения выборов в зоне АТО в условиях российской оккупации. Слова Посла Германии в Украине полностью воспроизводят установку российской пропаганды, целью которой является легализация террористов путем вживления их в украинскую власть. Подобные высказывания не только оскорбительны для украинцев и играют на руку Кремлю, но также противоречит Минским соглашениям и позиции канцлера ФРГ Ангелы Меркель.

Берлинская стена – яркий символ недавней российской оккупации Европы, поэтому я именно таким образом донес четкий и короткий ответ украинцев на понятном для Посла языке.

Выборы на Донбассе должны проходить по стандартам ОБСЕ, а также в правовом поле украинского Законодательства, а не в присутствии оккупационных войск».

Цвет краски – красная – совпадает в акциях во Львове и в Киеве. Можно было бы считать акцию Гончаренко позицией одного отдельно взятого депутата, если бы не заявление другого депутата БПП Ирины Фриз, также в социальной сети. Значит, речь идет о позиции, как минимум, части пропрезидентской фракции.

Что написала Ирина Фриз: «Не можна погодитись з тезою про наявність аналогічних кейсів у новітній історії, де вибори проходили б за умов бойових дій, а також присутності бандформувань. Приклад Німецької Демократичної Республіки, який сьогодні наводиться, не є таким, що відповідає сучасній обстановці на Донбасі. Радянська група військ не вела бойових дій на території НДР. Пропаганда акцентувала увагу на різних світоглядних підходах та суспільному ладі, а не на етнічній відмінності східних німців від західних. Тому приклад НДР, як кейсу проведення виборів за умов окупації, не є коректним». Откликаясь на ухудшение отношений с Польшей, она высказала мнение, что заказчики этой акции «знаходяться в Кремлі. Сьогодні Москва всіма силами намагається створити в Польщі негативне інформаційне тло щодо України і українців, водночас погіршуючи ставлення до поляків в Україні. Саме на це спрямовано провокації по обидві сторони кордону. Мова йде не про поодинокі акції, а про системну роботу в яку включені не тільки маргінали і злочинці, що виконують замовлення, але й праворадикальні елементи з обох боків».

Мы наблюдаем примерно одинаковые акции с различными оценками и подходами. Если на Львов наш МИД отреагировал, то на акцию Алексея Гончаренко – нет. Между тем, МИД ФРГ успел выразить сожаление и напомнить о Венской конвенции, в соответствии с которой, гарантируется неприкосновенность зданий.

Допустим, акции друг с другом действительно не связаны. В таком случае, почему реакция различна? И по какой причине пропрезидентская фракция вдруг отваживается на недипломатический акт, который может повредить Украине? Нет никакой логики. Тем более, в такой деликатный период, как подготовка ко встречам в Минском, а, возможно, и в нормандском формате. Использовать вполне оправданое возмущение украинского социума для донесения его до стороны конфликта — или использование этого возмущения в своих целях?

Отдельные народные депутаты, безусловно, имеют право выразить свое возмущение. Но если это позиция фракции (народный депутат от БПП Валерий Пацкан в комментарии 5 телеканалу также потребовал объяснений от официального Берлина), да еще и пропрезидентской, возникают сомнения: почему провластная фракция вдруг отваживается на, мягко говоря, недружественные действия?

С одной стороны, на американском направлении разительного прорыва не последовало. Разговор с президентом США не принес ожидаемых результатов, акценты в сообщении Белого Дома значительно нивелировали то, что Банковая могла представить как пакет прорывов. Евросоюз, и к этому в Киеве, похоже, готовятся, будет принимать к сведению позицию США по украинскому вопросу. Следовательно, Украину ожидает прохладный внешнеполитический душ.

Прохладный душ в виде подталкиваний «сами с РФ договаривайтесь», «это не наша война» и т.п. уже заметен, но силами технологов Банковой его удается пока что скрыть. Так будет не всегда. Общество может воспринять разворот во внешней политике остро, поскольку, четвертый год обществу рассказывают о мощной проукраинской коалиции и успехах на внешних политических площадках. Следует общество как-то подготовить, чтобы не было нового Майдана.

В пользу этой версии – удар по государствам, которые до того считались главными союзниками Украины в ЕС, — по Польше и по Германии.

С другой стороны, Минские соглашения когда-то будут подписаны в их окончательном варианте. Сейчас в Верховной Раде голосов для ратификации нет и, если существующие расклады под куполом сохранятся, и не будет. Собирать новую Раду под ратификацию реально, но небезопасно для объема пропрезидентских сил. Остается один выход – сделать так, чтобы в нынешнем созыве сторонников ратификации было с избытком. Но никакого подкупа, никаких «тушек»! Как это провернуть? Минские соглашения будут преподаны как мирные. Этого недостаточно для ратификации. Полагаю, Петр Порошенко помнит, как ратифицировались Харьковские соглашения, а также то, что один из активных протестантов – Андрей Парубий – ныне спикер. Поэтому бкдет продвигаться тезис «Украина – одна против всех!» в различных вариациях, напимер, «Украине поможет только Украина». Исключение мотива давления («под диктовку Запада») преумножит вероятных сторонников Минского соглашения, в то же время, акцент на «происках Кремля» заклеймит противников.

Не будем забывать и о «Батькивщине», точнее, о ЮлииТимошенко, рвущейся в спарринг с Петром Порошенко. У Трампа она украинского гаранта обошла. Сейчас самое время сравнять счет. Она выкручивает руки военным положением и попытками утопить коалицию? Банковая в ответ бьет по некогда партнерше Тимошенко Ангеле Меркель.

Скорее всего, Германия возьмет паузу. В Польше возможны новые резкости в адрес Украины. Нам остается возмущаться,политикам – реагировать, власти – не оставлять без внимания, но и не перегибать с эмоциями. Ожидается, что министр иностранных дел Павел Климкин в пятницу в Верховной Раде прокомментирует эти и другие конфликты. К тому времени обстановка уляжется.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *