Вс. Мар 24th, 2019

Крест на церкви: что перепугало православных иерархов

detail20181008-VAR_7166-обр

Благостный процесс обретения томоса об автокефалии Украинской православной церкви споткнулся о то, что сами иерархи считают страшной тайной. Сейчас секреты выходят на поверхность, и общая картина неоднозначно воспринимается самими иерархами.

Варфоломей пламенный

Вселенский Патриарх Варфоломей на днях сделал интересное заявление об Украине: «Украинцы имеют право на автокефалию, как и все балканские народы, которые некоторое время находились в прямой юрисдикции Вселенского патриархата, но пришло время, когда они стали самостоятельными. Почему все остальные имеют право на автокефалию, а 45-50 миллионов украинцев нет? Это несправедливо». И добавил, что вопрос о томосе будет решен своим порядком и в свое время.

Хотя это не было официальным заявлением, а всего лишь речью перед паломниками, в Украине должны бы были воспринять его с энтузиазмом.

Однако этого не произошло.

Церковь-тортик

Линия разлома в отношениях между УПЦ (КП) и УАПЦ зазмеилась после передачи Вселенскому Патриархату Андреевской церкви в Киеве. Несмотря на то, что это жемчужина зодчества и фигурант списка ЮНЕСКО, дар не был воспринят Фанаром с воодушевлением по нескольким причинам. Главная – церковь требует реставрации. Таким образом, дар получился торгашеским: дарим стены, а вы отреставрируйте. Кроме того, общественный резонанс от этого решения, да еще на уровне Верховной Рады, вызвал неоднозначную реакцию у Варфоломея.

Еще большее недоумение широкий жест президента Украины вызвал у предстоятеля УАПЦ владыки Макария. Ему пришлось публично сделать хорошую мину при плохой игре. Но, в свою очередь, в УАПЦ заподозрили УПЦ (КП) в двойной игре. И не зря.

Чин чином

В вечер исторического Синода на Фанаре предстоятель УПЦ КП владыка  Филарет давал брифинг на ступеньках кафедрального Владимирского собора. Ему был задан вопрос, остается ли он патриархом. Филарет нервно заявил, что да: «Я был, есть и буду патриархом!»

Однако позже УПЦ КП приняла интересное решение о двойном именовании Филарета: внутреннем и внешнем. Для вовне он митрополит, для внутреннего употребления – патриарх.

Обоснование дал архиепископом Евстратий (Зоря) на брифинге в Киеве 26 октября: «Украинская церковь достойна патриарха….Но если другие поместные церкви не хотят, то могут именовать его и архиепископом, и митрополитом».

Это значит, в результате промежуточного решения Синода Вселенского Патриархата предстоятель УПЦ КП Филарет все-таки потерял статус митрополита. Если проводить параллели, это если бы спикер парламента именовался так только в Украине, а на всех международных площадках был в статусе рядового народного депутата-председателя комитета.

Истовый Филарет

После передачи Андреевской церкви владыка Макарий перестал молчать. В результате, в СМИ появились публикации о серьезных разногласиях между УПЦ КП и УАПЦ из-за властных амбиций Филарета.

Высказываний представителей УПЦ КП было столько, что УПЦ КП решила провести брифинг. Но Филарет буквально по пунктам подтвердил упреки Макария.

Архиепископ Епифаний поспешно подтвердил: «Мы все единогласно предложим Филарета».

И еще нюанс: Филарет, не вполне в согласии с христианской доктриной мира и всепрощения, заявил: «Бог так захотел. Бог дал так, чтобы была война, чтобы матери тех, которых убили, когда их отказывались отпевать,  поняли значение церкви, украинской церкви».

Чуть ранее из УАПЦ донеслось интересное предложение к Фанару: прислать предстоятеля Украинской единой поместной православной церкви из Константинополя, чтобы «ни вашим, ни нашим».

Вероятно, Макарий не ограничился словами. Это вызвало обеспокоенность Филарета. Не исключено, чтобы прекратить дрязги, и был проведен брифинг.

Утром стулья

Филарет рассказал о механизме созыва объединительного Собора украинских православных церквей: «Собор должен зафиксировать объединение трех церквей, экзархи будут наблюдателями, объединятся 3 церкви…Когда они объединятся, тогда примут решение, каким образом изберут предстоятеля. А тогда Вселенский Патриарх созовет Синод и примет окончательное решение о предоставлении томоса».

Здесь и заложена мина. Фактически УПЦ КП предлагает сначала объединиться, а уже потом выбирать не только самого иерарха, но и  — сначала – механизм его избрания.

Но, опять же, здесь сработает принцип бизнеса: крупнейшая структура поглотит мелкую. До сих пор УАПЦ успешно сопротивлялась попытам ее поглотить со стороны УПЦ КП. Сейчас угроза поглощения и растворения стала более чем реальной.

Ропщут ли в УАПЦ? Безусловно, да. Но пока что не выносят всех дрязг на поверхность: сейчас важнее придумать, как обойти УПЦ КП. Ведь, если события будут разворачиваться по предлагаемому Филаретом сценарию, это значит стопроцентно его избрание, ведь в объединенной церкви именно у Филарета будет твердое большинство.

Ловушка для Макария

Если же УАПЦ выйдет из объединительного процесса, УПЦ КП обвинит Макария в нежелании выполнять решение Вселенского Патриархата и в подыгрывании врагу.

В УАПЦ наверняка осознают угрозу и думают, как выкрутиться. Кафедрального собора их уже, по сути, лишили. Ничем иным как агрессивной экспансией такой поступок не назовешь. Хотя, строго говоря, сделано по Библии: «Истинно говорю вам: у кого есть, тому прибавится, а у кого нет, у того еще отнимется».

Впрочем, оставить без ответа брифинг владыки Филарета владыка Макарий не мог. И реакция последовала моментальная. В комментарии РБК-Украина он назвал намерение созвать Собор без согласованного устава безумием: «В светской жизни, когда, например, организовывают какую-то партию, всегда есть какой-то проект устава. А если устава не будет, то кто пойдет на собор?.. Это безумие! Сейчас же ничего этого нет… Домыслы патриарха Филарета (Денисенко — Прим.Ред.) и его требования или видение я комментировать не буду. А перед тем, как давать свои собственные предложения, я, как человек, который с сыновьей покорностью относится к Вселенскому патриархату, который пошел на противостояние с Москвой, должен выслушать предложения его святости (Варфоломея — Прим.Ред.)».

По сути, УАПЦ взывает в Фанару вмешаться и навести порядок. Но Варфоломей пока молчит. Почему?

Это должно встревожить предстоятеля УАПЦ.

Двойное дно

Потому что, у Филарета большие планы. Он на брифинге уточнил, что УПЦ останется УПЦ КП, а УПЦ МП будет называться «Российская православная церковь в Украине». Так говорил и Петр Порошенко.

Однако РПЦ на одном из последних Синодов как раз и сделала УПЦ МП автономной. И это нашло отображение в правовом статусе УПЦ МП как религиозной организации. Следовательно, юридически название «УПЦ МП» занято и претендовать на него УПЦ КП не может. От этого и уточнение о названии.

Скучный перебор названий – ключ к пониманию сути интриги с томосом. Есть серьезные основания полагать, что решение Синода Вселенского Патриархата – это и был томос. Не полноценный, а томос-лайт. Бросить тест и посмотреть, что получится.

В таком случае, зачем торопит с объединительным собором Филарет и почему Варфоломей выступает с жаркими неофициальными речами?

Бог на небе, а мы на земле

Филарет на брифинге рассказал, что переход конкретных церкви или прихода в УПЦ (единую) может длиться сколько угодно, никто никого принуждать не станет. И упомянул: «Если 2\3 прихожан решат, то перейдет, а если не решат, то нет. Если не будет 2\3, то останется как есть».

На практике осуществить таким путем переходы приходов можно нахрапом, ведь – внимание – прихожане нигде не регистрируются. Их, в отличие от избирателей, невозможно сосчитать. Как же определить искомые 2\3 и гарантированно узнать мнение всех прихожан? А никак. Зато технология «общественные слушания» с крикливым активом отработана до блеска. Что позволит формально перевести в УПЦ (единую) значительно большее количество приходов, чем если бы прихожане были подсчитаны и все приглашены на собрание.

А что же УПЦ МП? Владыка Онуфрий не молчит. На службе в Луцке он заявил: «Каждый человек должен искать свой личный томос, то есть свободу от греха, …который мы должны получить от Бога. А другие томосы нас не спасут». И, пока другие владыки воюют словом, Онуфрий закстолбил на телеканале «Интер» телепередачу.

Это значит, УПЦ МП одним махом значительно расширила свою аудиторию. В обмен на предоставление эфира «Интер» получил защиту от закрытия: случись что, заявят о нарушении свободы для религиозных организаций. А аудитория «Интера» превосходит все, что смогла бы покрыть армия священников прямыми проповедями.

И в кипящий котел церковных страстей Варфоломей бросает свои жаркие призывы. Зачем?

Нутром запахло

На самом деле, стратегически выигрышную позицию занял как раз Онуфрий: вы там копошитесь, а мы все о Боге и о Боге. Вмешательство церквей в политические процессы всегда чревато, и мы неоднократно писали об этом. Сейчас УАПЦ и УПЦ КП взаимно уничтожают друг друга. Даже если они объединятся, эффект от слияния, на фоне нынешних дрязг, будет намного ниже, чем если бы иерархи бросились в объятия друг друга безо всяких задних мыслей.

Но церкви – это, прежде всего, коллективы, организации со своими отнюдь не всегда духовными интересами. И наверняка верующие. Даже жаждущие томоса, с недоумением и печалью наблюдают, как люди в митрах делят епархии и церкви, обвиняют друг друга и ведут далеко не божественные речи о землях, церквях, предстоятелях и епархиях.

Что самое любопытное, ужасаются тем, что повылезло из щелей и теней подсознания, и сами иерархи. Ожесточение Филарета и бессильная ярость Макария, которых тонко стравливает Варфоломей, не замечая, как и сам теряет ореол благости и святости… Складывается впечатление, что на Фанаре предполагали такое развитие событий в Украине. И довольны, что все идет по сценарию.

Значит, Варфоломей или отлично знает слабости украинских православных иерархов, или у него зоркие и опытные посланные экзархи. Преодолеть свои слабости они пока не смогли, как и Варфоломей – свои.

Все это дает основания предположить, что локальную бурю в восточноевропейском православном мире «сочинила» некая третья сила, знающая слабости фигурантов и умело играющая на них с далеко идущими целями. Вряд ли эта сила заинтересована в православии как таковом. Зато, судя по косвенным признакам, она стремится православие дискредитировать. И следующей ее жертвой станет Онуфрий, а за ним, довольно быстро, — Варфоломей.

Следовательно, сериал «Реформа православия» только-только начинается. Как и «Реформа католицизма», сотрясаемого секс-скандалами. Как и «Реформа протестантизма», медленно, но верно ощущающего на себе давящее влияние транскорпораций. Как и «Реформа ислама», крепко связанного в сознании большинства жителей планеты с ИГИЛ. Случайность или закономерность?

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»