Вт. Мар 26th, 2019

Переход религиозных организаций между патриархатами – вещь эфемерная

44536649_1691466634298774_2479014952422080512_n

На брифинге предстоятель УПЦ КП Филарет озвучил механизм перехода приходов из-под власти Московского патриархата. По его словам, созывается собрание прихода и 2\3 прихожан могут принять решение. ЗамПолит задался вопросом, узаконена ли такая схема. Оказалось, в церковном мире все сложно.

Сами себе господа

Как рассказал ЗамПолиту адвокат Дмитрий Богуславский, «Формально не существует никаких нормативных актов, которыми предусмотрен чёткий порядок управления религиозными организациями. Т.е., теоретически, возможна ситуация, при которой, например, вопросы уведомления о собрании (например) решаются как угодно, нестандартно».

Как подчеркнул эксперт, в соответствии с ч. 3 статьи 35 Конституции Украины церковь и религиозные организации отделены от государства. А согласно ч.4 ст.5 Закона о свободе совести и религиозных организациях государство не вмешивается в деятельность религиозных организаций, осуществляемую в рамках закона.

Ячейка веры

Если копнуть поглубже, а с чего, собственно, начинается религиозная организация? Семья, например, считается «ячейкой общества», гражданин – первоэлементом государства и т. п. В Украине, отмечает Дмитрий Богуславский, «базовой религиозной единицей» (термин эксперта) является религиозная организация, количество членов которой должно быть не менее 10 человек (требование ч.1 ст.14 Закона о свободе совести и религиозных организациях).

Неучтенные души

И самое главное в схеме перехода из патриархата в патриархат: все реестры членов религиозных организаций (как, кстати, и партий) являются сугубо внутренними, без установленного порядка ведения (документы для изменения, порядок фиксации).

При этом, обращает внимание Дмитрий Богуславский, никакой привязки к регистрации (прописке) не существует: «То, есть, конечно, любая церковь на Троещине, теоретически, может запретить систематически молиться у себя (и принимать участие в других мероприятиях религиозной общины) прихожанину с Борщаговки, но это крайне маловероятно. Еще менее вероятно, что такого прихожанина (защищая его), например, на исповедь приводит наряд полиции и обеспечивает выполнение священником религиозного обряда».

Неконтролируемые миграции

Таким образом, делает вывод адвокат Дмитрий Богуславский, проконтролировать количество прихожан, принявших решение о переходе в тот или и ной патриархат невозможно, ведь «не существует нормативно закрепленного количества голосов, необходимого для изменения религиозной организацией своей подчиненности (патриархата). Вот и Филарет говорил о 2/3 от присутствующих. А почему не 4/5 от общего числа?»

В случае, если переход будет оспариваться в суде, «юридическая перспектива разбирательства по этому вопросу невелика. Разве что с целью информационного шума и пиара. Важно понять — любая религия это вопрос очень внутренней штуки — Веры. Верующие объединяются в группы по интересам — религиозные организации. И эти группы принимают решения относительно способов религиозной жизни группы».

Дмитрий Богуславский подчеркивает, что «если кто-то не хочет молиться в церквях и участвовать в таинствах церкви Киевского (Московского) патриархата, то никто его (её) не может заставить делать это на основании решения суда. Именно поэтому «переход религиозных организаций между патриархатами» вещь достаточно эфемерная, единственной целью которой является внутренняя организация процессов в Церкви».

Несогласные могут молиться где хотят

«Смотрите, — отмечает эксперт, — 2/3 от присутствующих членов каждой из тысячи религиозных организаций решили «перейти» в киевский патриархат. Ничего не мешает несогласным остаться верными московскому патриархату и создать 5 тысяч религиозных организаций в рамках московского патриархата».

Что превращает схему Филарета, да и любые другие схемы перехода приходов между патриархатами в некое брожение.

ЗамПолит

Фото аккаунт УПЦ КП