Вс. Мар 24th, 2019

Дело Гандзюк: что будет

12916699_10209760579837680_14445405705609824_o

Правозащитница Екатерина Гандзюк скончалась в больнице – и моментально стала фигурантом политических маневров. С одной стороны, такие же, как и она, правозащитники, требующие от политиков «сделать что-то».  С другой, политики, атакующие друг друга.

Особенно ярко это проявилось на Согласительном совете ВР в понедельник, 5 ноября. От Верховной Рады активисты и поддержавшие их фракции требуют создать ВСК, причем с принятием закона о ВСК.

Затем раскладка чуть смещается в сторону обвинений БПП и «Народного фронта», как минимум, в нежелании расследовать убийство. Причем в рядах активистов, выступающих с такими обвинениями и требованиями, фигурируют и еврооптимисты из той же БПП.

По факту, из убийства Екатерины Гандзюк пытаются сделать громкую историю вроде убийства Георгия Гонгадзе. Оценив угрозу, президент Украины Петр Порошенко выступил в соцсети с постом, в котором призвал объединить усилия для расследования трагедии.

При этом активисты требуют отставки Генерального прокурора Юрия Луценко и министра внутренних дел Арсена Авакова, что является сугубо прерогативой президента.

Судя по реакции активистов («завтра нас тут будут тысячи!») на комментарии Антона Геращенко после Согласительного совета, акция получает серьезную политическую подоплеку и может быть напрямую увязана с бюджетным процессом. Тот факт, что в Киев прибыла миссия МВФ как раз для кураторства верстки бюджета на 2019 год, означает, что на сей раз премьеру будет сложно обеспечить поддержку бюджетными росписями, но и лидерам парламентских фракций станет напрямую с премьером труднее торговаться. Остается президент, который способен оказать какое-то влияние на бюджетный процесс. На него реально надавить резонансным делом, что и происходит, в том числе, при живейшем участии Посольства США в Украине.

Акция за Гандзюк уже используется, чтобы нейтрализовать влияние, вероятно, в чем-то заартачившегося «НФ», особенно в части финансирования правоохранительных органов. Она последовала, заметим, после заявления премьера Владимира Гройсмана о повышении пенсий военнослужащим, что косвенно может указывать на достижение договоренностей между Гройсманом и радикальным крылом «НФ» (Аваков). Именно по данному альянсу и бьет резонанс от убийства правозащитницы.

Скончавшейся, увы, в больнице (т. е. не от непосредственно убийц) и так «вовремя» для некоторых сил

Если стороны договорятся, в краткосрочной перспективе возможен перевод дела в судебно-процедурную плоскость и его затухание. Если нет, возможна и блокада работы Рады, что, опять-таки, будет очень кстати для договаривающихся сторон, — меньше риск срыва или проброса.  И даже если будут попытки провести параллели с делом Гонгадзе, дело Ноздровской четко иллюстрирует низкий потенциал такой трагедии для массовых акций протеста даже в предвыборный год.

В свою очередь, перспективы непосредственно расследования убийства Гандзюк очень туманные. Однако она обязательно будет фигурировать в агитационных мероприятиях всех парламентских политсил. И если политическая основа дебатов вокруг трагедии станет основной, мы увидим резкое затухание резонанса после принятия бюджета на 2019 год.

ЗамПолит

Фото аккаунт Екатерины Гандзюк