Вс. Фев 17th, 2019

Чудеса войны: чем запомнятся первые дни военного положения

db3a688765076cd991c58ebf94dcba89_1543583440_extra_large

Украина впервые в новейшей истории живет в режиме военного положения. Можно сделать первые выводы.

Верховная Рада, сдав общий тест на право быть «оплотом демократии», провалила не менее важный тест на профпригодность. Договорное заседание 26 ноября уже используется оппонентами друг против друга в пробной предвыборной риторике. В частности, в социальных сетях некоторые пользователи высказывали мнение, что депутаты 26 ноября поставили личные интересы, «договорняки» выше интересов и безопасности государства. Однако главный просчет депутатского корпуса заключается в полнейшем игнорировании того чем он должен заниматься, — законотворчества. В соответствии с законодательством, президент Украины должен был в указе о введении военного положения не только аргументированно обосновать его, но и привести исчерпывающий перечень прав и свобод, которые могут быть и будут ограничены. Из-за этого должны были ломать копья депутаты, если они действительно хотели защитить демократию. Вместо этого они приняли указ с настолько неопределенными формулировками (ключевое слово – «могут»), что президент получает широчайшие возможности трактовать в свою пользу законодательство и Конституцию Украины.

Вероятно, в данном случае сработала двойная тактика: пусть гарант получает полномочия, зато и ответственность вся на нем.

И на Банковой, похоже, немало обеспокоены этим. В первые дни военного положения президент Украины, резко контрастируя с одевшимися в камуфляж некоторыми высокопоставленными должностными лицами (министром инфраструктуры, например), занимался сугубо мирными, подчеркнуто гуманитарными делами: открывал электричку в Борисполь, общался со студентами, радовался томосу. Таким образом технологически Петр Порошенко отводится от понятий «войня», «военное положение», «напряженность» и т.п. (В первые дни он еще в камуфляже, что и предопределило тренд луков соратников).

Сработает ли прием? Пока что судить об этом рано.

Заметен акцент на церковной тематике, который не просто усиливается, а нагнетается, в частности, решением о Почаевской лавре и инвентаризацией в Киево-Печерской лавре с обысками у настоятеля Павла (Лебедя). Мы наблюдаем трансформацию усиления антироссийских настроений с прямой (акция под посольством РФ) на непрямую, через обозначение своего  отношения к сугубо внутрицерковному организационному процессу выразить свою гражданскую позицию. За счет такого смещения в обсуждение конфликта вовлекаются и атеисты, которые теперь получают возможность публично и, главное, эмоционально, судить о церковных делах. Так достигаются две цели: отводится обвинение Украины в нагнетании антироссийской истерии (на что формально РФ имела основания)  и одновременно продвигается предвыборный тезис Петра Порошенко «вера».

Робоча поїздка Президента до Хмельницької області

На фоне отработки технологий без существенного резонанса прошли сразу несколько важных решений: отмена выборов в ОТГ 10 областей, где введено военное положение, запрет на въезд в Крым, в ОРДЛО иностранных граждан (в том числе, журналистов) и ограничения на въезд на территорию Украины граждан РФ призывного возраста без обоснования цели поездки.

Отсутствие реакции социума объясняется просто: все эти и дальнейшие ограничения, которые обязательно последуют, выгодны всем без исключения потенциальным участникам президентской гонки. В том числе, действующему президенту Украины.

Петр Порошенко полагает, что у него появляется шанс сменить дату выборов или вообще отложить их на неопределенный срок. Его оппоненты убеждены: все неудобства, которые испытают и украинские граждане, и иностранные, сдержат ожидаемый рост рейтинга действующего президента.

Кто окажется в итоге прав? Как ни странно, решит не военное положение, а отопительный сезон. Судя по заявлению профильного парламентского комитета, там намерены хотя бы публично взяться за упорядочивание предоставления субсидий. В данном случае, ведущие силы комитета пытаются перехватить инициативу президента.

Из чего следует вывод: угроза платежек для большинства украинских граждан, с точки зрения политиков, все же страшнее угрозы открытой агрессии РФ. По крайней мере, на данный момент.

Это значит, у Кремля остается важнейший рычаг влияния на украинский политический процесс.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»