Вс. Фев 17th, 2019

Искушение заграницы: стало понятно, зачем Порошенко томос

3b9c3cb5b94cb67f38f014eb33139bde_1543583440_extra_large

Президент Украины Петр Порошенко неоднократно постулировал и акцентировал внимание на важности автокефального статуса Украинской православной церкви. Он сам объяснял столь живой интерес к церковным делам соображениями государственной безопасности. С появлением проекта устава новой церкви дезавуируется и другая цель страстей по томосу.

Издание «Апостроф» опубликовало проект устава новой украинской православной церкви. В документе обосновывается прямое и непосредственное управление автокефальной церковью из Константинополя и узкая самостоятельность митрополита (не патриарха). Спрашивается – зачем это Петру Порошенко лично?

Ответ на вопрос дают несколько позиций документа.

Статья 3: «Членами Автокефальной Православной Церкви в Украине являются все православные христиане, проживающие в стране, независимо от ее национальности».

По сути, Вселенский Патриарх по-новому намерен крестить Украину, поскольку из формулировки данной статьи неясно, как быть с православными УПЦ (МП) и раскольниками (которые неизбежно появятся). Однако обтекаемая фраза позволяет автоматически зачислить в новую церковь всех православных, отвергая православность прихожан УПЦ (МП). Вероятно, священники новой церкви будут требовать от прихожан УПЦ (МП) заново креститься, т. к., с их точки зрения, крещение в УПЦ (МП) не есть канонично, стало быть, и верующие — не православные. Это позволит, помимо прочего, сыграть на страхе людей перед «отлучением от церкви и ее таинств» (как до того пыталась сыграть на нем УПЦ (МП).

Статья 4: «Православная Церковь в Украине, руководствуясь законами Конституции Украины, сотрудничает с государственной властью в рамках государственного и канонично-церковного законодательства, ради продвижения церковного единства, защиты религиозной свободы, а также ради других тем общего интереса».

Де факто в Украине на базе этой статьи может возникнуть государственная церковь. Формально любая религиозная организация в Украине обязана соблюдать Конституцию и законодательство. Формулировка статьи включает церковь в государственную политику, чего быть, теоретически, не должно при конституционном отделении церкви от государства. Настораживают подчеркивание сотрудничества с государственной властью (значит, другие церкви, у которых нет в уставе подобного, не сотрудничают?) и «другие темы общего интереса». Эта позиция позволяет расширить формы взаимодействия церкви со властью и – внимание! – легализовать их. Что позволит новой церкви в считанные месяцы охватить админресурс и нарастить капиталы. В свою очередь, государственная власть получит мощнейший рычаг влияния на религиозную сферу, и не только православную: или церкви будут добровольно вносить в уставы сотрудничество с государственной властью, или, что не исключено, подвергнутся проверкам «по всей строгости закона» и\или будут определены как «террористические организации». Кроме всего прочего, церковь могут использовать коррупционеры-госчиновники, поскольку храм или часовня — лучшая «крыша». Сформируется новая сила, которая быстро «решит вопрос» с подчинением Фанару, если возникнут трения между украинскими иерархами и Варфоломеем.

Управление церквями в Украине, прежде всего, православными, это десятки миллионов избирателей. И если митрополит Киевский даст задание служителям церкви агитировать за условного политика Х., означенный политик получит резкий взлет рейтинга: не каждый прихожанин отнесется критически к словам своего духовного отца, да еще под угрозой отлучения от таинств и т.п. Возможности широчайшие.

Но это все – отдаленная перспектива. Да и сомнительная, с учетом боевитости УПЦ (МП). Зачем же Петр Порошенко так торопится с томосом сейчас? Ответ – в статье 3, где речь идет также об украинской диаспоре. Украинцы за границей, согласно тексту статьи, «получают пастырскую опеку от епархиальных архиереев Вселенского Патриархата, в соответствии со священными канонами».

Украинские диаспоры сейчас не просто многочисленны, но и влиятельны. Так сложилось, что мощнейшие диаспоры украинцев в США, Канаде, Италии, Португалии, — государствах преимущественно католических или протестантских. И немалая толика украинцев вынуждены быть на заработках в РФ. Проблем у них хватает, и на решение этих проблем сделал ставку единый от правых сил вероятный кандидат в президенты Руслан Кошулинский. Он имеет опыт заробитчанства, поэтому для диаспоры «свой».

А диаспора, помимо прочего, многочисленна. Это и избиратели в округах за границей. Примерно 3-5% голосов, а то и больше, которые в определенный момент могут стать решающими.

Что их объединяет? Проблема веры и религии. Повторюсь, диаспоры и заробитчане или в не православных государствах, или в православной РФ, где на уровне РПЦ декларируются положения, которые можно расценить и как антиукраинские. И получается, что у всех украинцев за границей недостает, по большому счету, одного – церкви. Своей. Украинской. Православной. Так они бы чувствовали свою связь с Родиной и поддержку оттуда, и сохраняли бы свою религиозную идентичность. Сейчас, при разветвленности РПЦ за границей и отсутствии многочисленных епархий у УПЦ (ЕР) и УАПЦ, им пойти помолиться, по сути, некуда.

И Петр Порошенко решает эту проблему. Отсюда и поспешность, и грубость методов внутри страны (за границей в такие тонкости вдаваться не станут).

То, что зарубежные епахрии Украинской автокефальной будут управляться экзархами, назначаемыми Фанаром, Петра Порошенко не беспокоит: есть звено под названием «Единая поместная православная церковь», за достижение коего действующий президент, в случае участия в выборах, получит свой урожай голосов.

Если, конечно, текст проекта устава аутентичен и на Объединительном Соборе архиереи не внесут в него существенные поправки. Мы предполагаем, этого не произойдет: Фанар по срокам поставил устав впереди томоса, что позволяет Варфоломею настаивать на принятии именно такого устава под угрозой не предоставления томоса.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «Выбор»

Фото пресс-служба президента Украины