Вс. Мар 24th, 2019

Конечные бенефициары: чем грозят Украине «желтые жилеты»

gilet-jaune-charte

Версия о российском следе французских протестов «желтые жилеты» настолько предсказуема, что не вызвала особого резонанса (по сравнению с делом Скрипалей). Так же равнодушно, хотя не так часто, поминается и «американский след». Тем временем, «желтые жилеты» лихорадят Бельгию и другие страны ЕС.

Если абстрагироваться от версий о «следах» и угроз, волнения в Евросоюзе выгоды двум политикам: Дональду Трампу и Владимиру Путину.

Президент США не оставляет намерений укрепить свои позиции в европейском регионе. Дело с размещением баз ПРО вспыхнуло и затихло, экономически Германия и Франция отбили претензии американских газовиков с их сжиженным газом в пользу «Севпотока-2». Будоража Европу, Трамп ослабляет ее. Массовые протесты в итоге приводят к перевыборам, и к власти в странах ЕС могут прийти силы, не такие лояльные к «..потоку», из-за чего строительство газопровода будет приостановлено.

Слабая Европа выгода и Путину, причем именно сейчас. Он получил своего рода взятку в виде недавнего решения ОПЕК сократить добычу нефти. Это значит, «черное золото» подорожает, что умножит прибыль России и Путина лично. На пару лет, до следующих президентских выборов в США, «…поток-2» можно и притормозить.

Украине это сулит пролонгацию получения доходов от отечественной ГТС, автоматически – сохранение самой государственности.

Поэтому близкой к истине могут оказаться обе версии. В пользу, как минимум, американского участия в идеологической разработке протестов, впрочем, свидетельствуют требования «желтых жилетов» к французскому правительству. Они детальные, подробные и почти невыполнимые, кроме, пожалуй, требования о пересмотре отношений со странами Африки.

У Франции в Африке были колонии, сейчас некоторые из них, независимые государства, сохранили экономические и политические связи с бывшей метрополией. И у США, и у России есть не только интересы, но и «опорные точки» на Черном континенте. Кремлю нет смысла угрожать Макрону, с которым у Путина неплохие отношения. А вот Трампу – есть. Особенно после заявления Макрона о европейской армии.

Усмотрев в нынешних волнениях грядущие потрясения, потихоньку сдает посты канцлер ФРГ Ангела Меркель. Это не значит ее отхода от дел: «каменная фрау» останется активным участником важных процессов, но часть функций (партийные дела, которые сковывают) передаст преемнице.

Еще одно требование «желтых жилетов» — фрексит. Из ЕС почти вышла Великобритания, до сих пор активно поддерживавшая США во всех начинаниях. Поэтому и во фрексите может быть отдельный интерес Штатов: разбив спайку «Германия-Франция», по сути, Вашингтон разрушает становой хребет Евросоюза.

Для Украины происходящее и хорошо, и плохо. Негативные последствия – если вспыхнут бунты и у нас, их будет сложнее объяснить «руками Кремля», поскольку европейцы бастуют из-за куда менее болезненных экономических реалий, чем потенциальные украинские повстанцы. Безусловно, такая версия будет озвучена на официальном уровне как основная, что обрушит какие-либо предпосылки для прямых или непрямых, но хоть сколько-нибудь результативных переговоров об урегулировании конфликта и возврате аннексированных территорий.

А позитив в том, что неизбежна переоценка и Майдана, и бунта «желтых жилетов». И у нас, и во Франции, независимо от наличия или отсутствия политтехнологического компонента, драйвером протестов стало острое недовольство людей тем, как государство организовало их жизнь.

В интересах государств, в том числе – и особенно, с учетом агрессии, — научиться адекватно отвечать на такие явления. Опыт Украины и Франции показал, что силовой ответ является неадекватным, независимо от озвучиваемых и\или подтвержденных версий: кто бы ни затевал протесты, сделать их настолько массовыми без объективных предпосылок невозможно.

Эммануэль Макрон сначала попытался подавить протесты. Сейчас (как сплетничают, с подачи Брижит) он озвучил ключевое слово – диалог.

Симптоматично, что президент Украины Петр Порошенко также, по некоторым признакам, пытается создать предпосылки для возможности вести аналогичный диалог.

«Цветные» революции действительно могут быть технологиями. Вероятно, в отдельных случаях они таковыми и есть. В то же время, опыт таких возмущений свидетельствует – пренебрегать протестами нельзя, как невозможно удовлетворить всех без исключения.

Новый общественный договор – еще одно ключевое слово, прозвучавшее в «околожилеточной» риторике ведущих политиков и отображенные в требованиях «желтых жилетов». У нас такую идею выдвинула потенциальный кандидат в президенты Юлия Тимошенко. И, похоже, попала в «десятку»: то, что выглядело малоинтересным весной 2018 года, зимой 2018 года стремительно обретает актуальность.

Как ни парадоксально, протесты и волнения в Евросоюзе могут существенно укрепить его. А украинскую элиту – наконец-то научить не искать влиятельных хозяев (которые могут исчезнуть или измениться быстрее, чем мы думаем), а хотя бы задуматься о реально выгодных государству внешнеполитических векторах и интересах.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»