Вт. Май 21st, 2019

Томос наш: как украинцы обхитрили греков

48314810_1833441566765364_6686546300642525184_n

Объединительный собор украинских православных церквей проходит в Киеве. Нюансы мероприятия дают основания полагать, что интрига только начинается.

Неофициально предполагалось, что на собор прибудет Варфоломей. В таком случае, было бы уместно прибытие на мероприятие президента Украины Петра Порошенко. Однако Вселенский патриарх прислал своего соратника.Статус мероприятия был снижен со старта. И торжественно обставленное прибытие Петра Порошенко, со звоном колоколов на св. Софии, вызвало закономерное недоумение даже у части активных сторонников новой церкви. Впрочем, если бы не Порошенко, уровень внимания к собору был бы на несколько порядков ниже даже в случае прибытия Варфоломея.

Еще больше вопросов появилось после краткого сообщения пресс-центра Киевского патриархата о начале работы собора. Исходя из него, представлены на соборе все же все три церкви: УПЦ КП, УАПЦ и УПЦ МП. При этом УПЦ МП представлена «отдельными представителями епископата, клира и мирян». Это значит, что официально УПЦ МП не принимает участия в соборе. Ведь даже в данном информационном сообщении сказано, что две другие церкви прислали церковных иерархов, священников и мирян.

Если лица на соборе, ассоциированные с УПЦ МП, не уполномочены Онуфрием там быть, то и голосовать за избрание предстоятеля новой церкви они не могут. Поэтому в сообщении пресс-центра УПЦ КП, вопреки утренним комментариям некоторых участников собора, нет упоминания о 10 архиереях УПЦ МП. Присутствующие же от УПЦ МП «миряне» и «представители епископата, клира» не могут голосовать, коль их на то не уполномачивали.

А если они все же проголосуют (при условии выдвижения Симеона Винницкого), в любой момент Вселенский патриархат может оспорить результаты своей же инициативы и сместить иерарха.

Таким образом, под новую церковь уже закладывается мина и избранный предстоятель становится еще более зависим от Фанара, даже при условии декларативной автокефалии и внесения угодных Филарету корректив в устав.

По некоторым данным, накануне собора Банковая не смогла достичь твердых договоренностей по голосованию за Симеона. Торги продолжались и утром 15 декабря, в день проведения собора.

Личная заинтересованность Петра Порошенко в этом церковном процессе слишком явна. Судя по маневрам с Симеоном, в сложившихся обстоятельствах новая церковь им может рассматриваться не только как инструмент агитации, но и как запасной плацдарм на случай проигрыша в президентской гонке или иных непредвиденных ситуаций.

Предположим, Петр Порошенко проигрывает президентские выборы. У него есть партия, которую теоретически можно раскрутить на парламентские выборы, однако практически это вряд ли возможно, учитывая шлейф. Поэтому необходима новая структура. И желательно непотопляемая, с высоким – подчеркиваю это! _ уровнем доверия. Такой структурой в нашем государстве, согласно последним соцопросам, и является церковь.

Новая церковь изначально сильно зависима от Петра Порошенко как стяжателя томоса и (пока что) обладателя многими рычагами сильного влияния, а зависимость от Фанара –опосредованная. Варфоломей не может этого не понимать. Он прекрасно осведомлен о реальной, а не бутафорской, поддержке новой церкви.

Предположим, у Варфоломея есть свой интерес. До сих пор Вселенский патриархат вел внешнюю политику замаскированно, в отличие от Римской курии (Папы Римского). Варфоломей решил попробовать стать «православным папой». Он внедряет управленческий вертикализм и открыто ведет активную внешнеполитическую деятельность. Украина в этом смысле – благодатный плацдарм. Не случайно объединительный собор и в толпе на площади перед св. Софией, и в комментариях сравнивали с выборами Папы Римского. Пока что интересы Варфоломея и Порошенко совпадают. Вселенскому патриарху глубоко все равно, как будет называться, кого объединит и как далее утвердится (или не утвердится) в Украине новая церковь. Ему важна точка, оттолкнувшись от которой, можно, как Франциск, вступать напрямую в отношения со светскими правителями. Порошенко эту возможность, благодаря своим связям, ему гарантировал.

И все же, греки не учли нюансов. Только кажется, что новая церковь требуется действующему президенту для агитации.  На самом деле, планы на церковь могут быть куда шире.

Достаточно предположить, что Петр Порошенко наладил (или готов наладить) отношения с Онуфрием в ущерб Филарету, к которому накануне собора стремительно охладел. Онуфрий обеспечит некое количество приходов, чтобы приватная церковь Порошенко обрела видимость действующей. Взамен Онуфрий получит неприкосновенность финпотоков и своего рода индульгенцию на отжим приходов у УАПЦ и УПЦ КП, а также на экспансию или перевебовку священников. Этим можно объяснить прибытие на собор некоторых лиц, ассоциированных с УПЦ МП.

Далее – возможны (для Порошенко и Онуфрия) варианты. Допустим, президентом Украины станет женщина Юлия Тимошенко. Ее сторонников называют «сектой» за веру в своего лидера. Петр Порошенко, безуспешно добивающийся этого от народа в течение пяти лет, вполне может противопоставить ей эдакого попа Сильвестра. И – выиграть парламентские выборы, сохранив свое большинство. Это крайний для него, и все же, вариант: физическое выживание, сохранность имущества и бизнеса, а также политические перспективы.

Поэтому, хотя изначально именно Сименон в качестве предстоятеля новой церкви был просто желателен, то сейчас он жизненно необходим. Не это работает и скандал с якобы захватом храма а Виннице в день старта собора.

И, поскольку Фанару требуется, хотя бы на первых порах, быстрое укрепление новой церкви, обеспечить которое реально в Украине исключительно за счет админресурса, не исключено, Варфоломей, со своей стороны, не будет препятствовать продвижению Симеона Винницкого к посту предстоятеля, оставляя за собой возможность его сместить через год. А большего Петру Порошенко пока что и не требуется.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»

Фото Святослав Цеголко