Вс. Фев 17th, 2019

Тихо слили: новый «церковный» закон меняет Бога

e0f9a9afcd00b8e69e9652c92ae207e4_1547393472_extra_large

На утреннем пленарном заседании в четверг, 17 января, Верховная Рада 229 голосами «за» и со второй попытки приняла законопроект «О внесении изменений в некоторые законы Украины (о подчинении религиозных организаций и процедуры государственной регистрации религиозных организаций со статусом юрлица)».

Принципиальных новаций несколько. Во-первых, решения о смене подчинения религиозной организации центру вне Украины или в Украине принимается общим собранием религиозной общины и голосуется не менее 2\3 голосов, т. е. сложным большинством.

Во-вторых, если тот или иной религиозный центр признает подчиненность другому центру, для его регистрации дополнительно подается документальное подтверждение подчиненности этому центру. В случае с ПЦУ, это томос Вселенского патриарха Варфоломея.

Именно этот запутанный нормативный акт, принятый, к тому же, как утверждают некоторые парламентарии, с нарушениями, дезавуирует истинную цель всей истории с томосом.

Помимо явно предвыборных целей, как мы и предполагали, Петр Порошенко связывает с новой церковью далеко идущие планы. Точнее, не с церковью, а с церквями.

Ведь в законе не сказано, что он касается исключительно УПЦ (МП) и ПЦУ. А в течение года со дня вступления закона в силу перерегистрироваться должны все: от сатанистов до евангелистов. Следовательно, по аналогичному сценарию могут колоться и другие конфессии. И они будут колоться, в угоду тем или иным влиятельным лицам, особенно политикам. Так. вместо составлять относительно независимую силу, религиозные организации в Украине втягиваются в бурную политическую жизнь на правах подчиненных.

Главная цель, сквозящая в новом законе, — тотальное зарегулирование религиозной сферы. То есть, для любой религиозной организации отныне главным становится не Господь Бог, а чиновник. Поэтому, проповедуя с амвонов храмов, светский человек Петр Порошенко там как раз уместен: отныне от воли чиновников на местах зависит, дать или не дать регистрацию той или иной религиозной организации, религиозной громаде (определение которой оставлено прежним, но полномочия уточнены). И на него — на чиновника, на президента — отныне должны молиться все, кто хочет молиться в принципе. Таким образом, все религиозные организации оказываются в подвешенном состоянии.

Поскольку закон прямо запрещает отчуждать и другим способом распоряжаться имуществом религиозных организаций в случае смены их подчинения, с храмов прибыли мало. Но есть нюанс: для регистрации религиозной общины и\или организации необходимо предоставить соответствующим образом заверенное согласие владельца или арендатора помещения, где будут совершаться культовые действия. И здесь для местной власти, как и для центральной, широчайший простор для творчества.

Возвращаемся к томосу. С точки зрения данного закона, только ПЦУ является каноничной, поскольку томос имеет. УПЦ (МП), исходя из логики законопроекта, еще должна аналогичную бумагу получить: или у Москвы, но тогда последует смена названия и утрата бренда, или у Константинополя, с которым РПЦ разорвала евхаристическое общение. С другой стороны, если УПЦ (МП) назовет своим центром, скажем, Иерусалим, она сможет выкрутиться из деликатного положения. Или назвать центром самих себя, что срикошетит по УПЦ (КП) и ПЦУ.

Вернемся к президенту Украины. Повторюсь, Петр Порошенко затеял игру с томосом не столько для выборов, сколько с целью наказать неугодных и с прицелом на отдаленное будущее.

Комбинация проступает сквозь принятый закон. Допустим, предстоятель УПЦ (КП) Филарет отказывался поддержать президента Украины Петра Порошенко на выборах-2019. Ранее Петр Алексеевич не смог договориться с УПЦ (МП). Получилось, ему требовалось или согласие маломощной в плане приходов УАПЦ, или УГКЦ, у которой также приходов маловато и они сконцентрированы преимущественно на западе страны. Между тем, понимая, что «Батькивщина» обладает ценным кладезем – плотной сеткой местных партийных ячеек, в БПП также задумались о покрытии. Но развернуть хотя бы вполовину столько же ячеек на местах и дорого, и невозможно в короткие сроки, и малонадежно. Здесь и пригодится церковь с ее приходами. На базе которых и можно в кратчайшие сроки развернуть проповеди за нужного кандидата, а то и полноценные штабы. Именно поэтому для Порошенко так важен был в предстоятелях ПЦУ Симеон Винницкий.

Филарета уговорить не удалось, Симеона не избрали. И Петр Порошенко сделал ход конем – скакнул на Фанар и убедил Варфоломея. Но у Филарета все еще остается ценный ресурс – его приходы. Часть из них он может отдать ПЦУ, но – только часть. Остальное благоразумнее оставить при себе, ведь президенты сменяются, а церковь остается.

Не тут-то было! В Верховной Раде проталкивается вышеупомянутый закон. И ключевой фигурой в церковной жизни становится чиновник. Чем ПЦУ обеспечивается нужное количество приходов в кратчайшие сроки и с минимальными затратами.

А Филарет останется при своем чине митрополита, со скомпрометированным и юридически безграмотно предоставленным званием «Герой Украины» и с кучкой таких же неистовых, которые упрямо будут продвигать независимость и от Москвы, и от Фанара.

В крупном выигрыше, как ни странно, УПЦ (МП). Ведь если «московские попы» договорятся с местными властями, приходы будут закреплены з ними «железно». Часть приходов УПЦ (МП), конечно, сбросит в пользу ПЦУ, но сохранит контроль и над ними (закон позволяет поочередное пользование храмами). Полагаю, серьезные аргументы у УПЦ (МП) для убеждения чиновников найдутся. А еще УПЦ (МП) обретет ауру мученической, гонимой. И перспективу одним махом вернуть утраченное, да еще и с прибылью, если сменится внутриполитический вектор.

Но Бог после этого закона останется неизменным.  Это — Главный чиновник. Возможно, его канонизируют. Не исключено, все последующие президенты Украины также будут канонизированы.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»

Фото Официальный сайт президента Украины