Вт. Июл 23rd, 2019

Климент веры: ПЦУ готовится стремительно взрасти

kliment-793x480

Задержание в Крыму архиепископа ПЦУ Климента стало роскошным подарком для ПЦУ. Новая православная церковь в Украине, после малопонятной паузы, получит мощный импульс для собственной раскрутки. А украинская власть  — легальный повод помогать ей в этом, на оглядываясь на Конституцию Украины.

Кража или брань? 

О задержании Климента сообщила украинская обмудсмен Людмила Денисова в социальной сети. Со ссылкой на Климента Денисова рассказала, что архиепископа ссадили с автобуса в Симферополе по подозрению в провозе краденого из церкви, доставили в отделение полиции. Климент утверждает, что в полиции только через полчаса после доставки установили его личность, а подозрение озвучили еще на автовокзале, поэтому, по его мнению, дело сфабриковано.

Со своей стороны. Деинсова утверждает, что усматривает политическую подоплеку задержания:

«Я считаю, что причиной для задержки Климента является его запланированная поездка в СИЗО города Ростов-на-Дону для посещения там украинского политзаключенного Павла Гриба, на что ростовским судом предварительно было предоставлено разрешение РФ боится, что всему миру станет известна правда о состоянии здоровья Павла. Им есть что скрывать!».

Однако адвокат Николай Полозов сообщил, что архиепископу ПЦУ собираются инкриминировать «нецензурную брань» на рынке как мелкое хулиганство.

Показательно, что оперативно среагировавшее на задержание Климента наше внешнеполитическое ведомство убеждено в религиозно-политическом характере задержания:

«Мы обеспокоены сообщениями о задержании в оккупированном Россией Крыму архиепископа Православной церкви Украины Климента. Российские оккупанты продолжают планомерное наступление на украинское православие в Крыму. Настоящие притеснения религиозных свобод и прав верующих происходят на оккупированных Россией территориях», —

написала в Твиттер спикер МИД Украины Елена Зеленко.

Ракетоноситель для Епифания

Ситуация распадается на две интриги: политическую и религиозно-политическую. Политическая заключается в том, что очередное свидетельство незаконности действий оккупационного режима, фабрикация дела и т. п. Подчеркнем, что Климент ехал к Павлу Грибу. И официальная версия, высказанная, правда, должностными лицами в выходной день в социальных сетях, базируется на нежелательности визита Климента к Павлу Грибу.

Религиозно-политическая интрига гораздо интереснее. Не секрет, что переходы приходов от УПЦ к ПЦУ, даже после принятия закона, облегчающего задачу, не так интенсивны, как того хотелось бы (при нейтралитете УПЦ КП). Мелкие стычки за храмы не оказывают того волнительного эффекта на социум, как ожидал некто.  Поэтому требуется процесс стимулировать. Но как?! И здесь подключается политическая составляющая, а именно — антиукраинская деятельность УПЦ.

С точки зрения УПЦ, Климент — не священник, а гражданин Украины. Если УПЦ останется нейтральной к этому задержанию, власть получит доказательство антиукраинскости УПЦ. Если выразит сожаление, крайне удивятся прихожане, которым рассказывают о «раскольниках». Главное: подстегнув Климента к политзаключенным, можно стимулировать правый и ультраправый электорат и даже добиться новых санкций против России. Построив пиар-кампанию на гонениях против ПЦУ, действующий президент может прирастить парочку % к своему рейтингу, а то и попытаться запретить УПЦ.

Жертва? 

И здесь есть любопытный момент. Климент в свое время прорывался к Олегу Сенцову, но сам Олег не захотел видеться со священником. Не важно, нажали на него или он сам так решил, — важен результат. Сейчас Климент пытается повторить попытку, но уже с Грибом, который, как до того Сенцов, плохо себя чувствует.

Возможно, Климент встретился бы с Павлом Грибом. Предположим, он рассказал бы об исповеди политзаключенного, как его морально поддержал и т.п. Главное, у новой церкви появилась бы своя жертва. Без жертвы сложно отстраивать религиозную организацию, — на насилие люди откликаются быстрее и сильнее, чем на призывы «жить дружно». Да и ПЦУ сейчас ассоциируется больше с действующей властью, чем с Богом и духовной жизнью. А церковь в принципе не может быть самозамкнутой: в Киевской Руси в княжеском дворе были христиане, но эта религия столетия не становилась народной и государственной в силу самозамкнутости.

Поэтому ПЦУ остро необходима жертва. Как это могли воспринять в России? Как возможную провокацию. Климент наверняка, повстречавшись с Грибом, рассказал бы о состоянии его здоровья. Возможно, сгустил бы краски, и ему бы поверили, — все-таки священник. А если бы Гриб, повидавшись с архиепископом, не дай Бог, умер? У ПЦУ появился бы свой герой-жертва, у РФ — новые санкции, а у родственников Павле — свежая могила. Поэтому, завернув Климента, оккупационные власти, возможно, отчасти и невольно сыграли в пользу Грибу и продлили ему жизнь.

А сам Климент получил шанс перехватить реальную власть в ПЦУ у Епифания, если ему, конечно, удастся быстро выйти из российских застенков, и стремительно отстроить новую церковь. Не исключено, как раз под второй тур.

По последним данным, Климента отпустили без составления протокола. Оккупационная власть Крыма. вероятно, убоялась скандала, как бы архиепископ ПЦУ не стал жертвой и героем. Остается интрига — поедет ли Климент к Грибу?

ЗамПолит