Пт. Сен 20th, 2019

Без комментариев: американцы в ступоре от наших реалий

2860587e70590cf1c28fa4812379e5e3_1551894335_extra_large

Заместитель Госсекретаря США Дэвид Гейл привезет в Вашингтон странные впечатления об Украине. На итоговом брифинге в Киеве 7 марта высокий гость был хмур и лаконичен. Что случилось?

Мы с вами. А вы?

Он подтвердил, что США продолжат поддержку Украины во всех ее начинаниях. Однако ненавязчиво подчеркнул – после выборов. Отвечая на резкий вопрос UA.Перший о выступлении Мари Йованович и признаках вмешательства во внутренние дела Украины (совет сменить Холодницкого), Гейл сказал следующее:

«Мы хотим того же, что и украинский народ, как это было озвучено на Майдане. Украинцы хотят иметь выбор…Они выбирают прозрачность, честность».

Интересно, что Гейл полностью поддержал посла США:

«Йованович представляет в Украине президента Соединенных Штатов, и президент США поддерживает ее заявления. То. что было сказано – было сказано».

Сами выбирайте

Вопрос о встрече с Зеленским был прокомментирован так:

«Я встречался с несколькими кандидатами, среди них был Зеленский…не думаю, что надо делиться деталями…. В ходе бесед со всеми я сказал им, что США заинтересованы в демократичных, честных и прозрачных выборах, но определять победителя будет только украинский народ».

Ни вашим, ни нашим

Замгоссекретаря США несколько многословнее был о «Нафтогазе» и Коболеве.

«Мы обсуждали энергосектор на каждой встрече здесь, включая встречу с премьер-министром…Наша позиция такова, что  энергосектор – важная составляющая безопасности не только Украины, но и Европы.  Здоровый энергосектор, управляемый здравыми рыночными энегосилами может это обеспечить…. Такого рода компании (как НАК «Нафтогаз Украины», — Авт.) должны управляться в соответствии с современными принципами эффективного корпоративного управления».

Что имел в виду?

Гейлу было задано всего три вопроса, и все не слишком того уровня, который ожидал американец.  Последний вопрос – о Йованович – он воспринял вообще резко.

Высокий гость и не пытался скрыть своего раздражения. «Без комментариев», «я не думаю, что надо озвучивать подробности», «она сказала то, что она сказала», — для корректных американцев это не самые привычные фразы. С долей фантазии можно предположить, что Гейл просто в бешенстве. Он практически не отрывал взгляда от трибуны и говорил отрывисто.

Значит, прием был далеким от ожидаемого. И вот почему.

Бомба для наступного

Во-первых, настроения действующей власти (минимум ее части) к США вдруг сменились на прохладные. Возможно, причиной стали информационные сливы по «Укроборонпрому», в причастности к которым подозревают американцев. С другой стороны, если бы в информации об «Укробороепроме» не было такого, что ни в коем случае нельзя знать США, прием Гейлу был бы на порядок теплее. Мы предполагаем, некоторые представители политических и деловых кругов в Украине не заинтересованы в реальном проникновении американцев в наш ВПК и в энергосектор. И Дэвиду Гейлу ясно дали это понять.

Во-вторых, представители США действительно немного лоханулись в Украине, открыто предлагая те или иные реформы, покровительствуя тем или иным должностным лицам и общественным организациям. До какого-то момента такой объем вмешательства не встречал сопротивления у властных и деловых кругов. Но красная линия была пересечена. И сейчас, возможно, официальному Киеву выгоднее, чтобы Штаты сами отказались от столь плотного сотрудничества с Украиной. Гейл анонсировал такое сворачивание еще 6 марта и косвенно подтвердил на пресс-конференции 7 марта. А Киев, на неофициальном уровне, привлекает внимание к объемам такого вмешательства.

В-третьих,  максимум средств, который только мог быть выкачан из США, получен, Вашингтон прочно на крючке «сдерживания РФ», и Украина сейчас может позволить себе вольности.

Замгоссекретаря США дал понять, что Вашингтон берет паузу до финала президентских выборов. Но даже он не в курсе, насколько затянется эта пауза.

В любом случае, американцам придется пересмотреть свою тактику для Украины, которая не вписывается в стандартную схему сотрудничества сверхдержавы и государства третьего мира вроде Анголы или Сомали.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «Выбор»