Ср. Ноя 13th, 2019

К чему язык в Киеве приведет

100649_900

Верховная Рада начала рассматривать во втором чтении законопроект о государственном языке. Факт его решения даст отмашку к стремительным и неоднозначных процессов, и далеко не в области филологии. Чего ожидать?

Маневры вокруг

В первый же день полноценной работы сессионного зала над поправками сказались политические нюансы. Вице-премьер Вячеслав Кириленко в зале активно отстаивал комитетскую редакцию документа. Но под аккомпанемент его пылких реплик член фракции «Народный фронт» Антон Геращенко в кулуарах комментировал, что проект неоднозначный и «правок много, надо дождаться окончательного варианта». Это было интересно слышать, ведь накануне на согласительном совете, спикер ВР — квота «Народного фронта» Андрей Парубий очертил принятие закона о языке как основная задача парламента. А одним из авторов документа, не основным его пропагандистом является член фракции «НФ» Николай Княжицкий, который и выстоял несколько часов на трибуне утром ради языка.

Очевидно, часть «Народного фронта» изменила позицию по проекту. Причина есть: в суд подано на министра внутренних дел Арсена Авкова, которого предлагается освободить за незнание и неиспользование государственного языка. Если закон будет принят, шансы Авакова потерять должность высоки. Вряд ли люди Авакова в ВР готовы поддержать такой документ. Если и не раскол, то существенные внутренние различия в «НФ» этот маневр спровоцировал.

Слово или оружие?

Не менее интересным стал маневр лидера фракции БПП Артура Герасимова, который вдруг потребовал от спикера поставить на голосование вопрос о создании ВСК по подкупа избирателей и кандидата в президенты Тимошенко кандидатом в президенты Юлией Тимошенко. Даже телефонный разговор якобы ЮВТ с якобы Игорем Коломойским прокрутили в сессионном зале.

Спикер Андрей Парубий, конечно, выносить в зал вопрос отказался, чтобы не нарушать Регламент и не прерывать рассмотрение языкового проекта. И в БПП появился формальный повод не голосовать за языковой вопрос пока, до тех пор не будет создана ВСК и Тимошенко не отчитывается о своих контактах с Коломойским. Но если предложение БПП будет удовлетворено, произойдет нарушение процедуры рассмотрения языкового проекта, его решение можно будет обжаловать.

Слово берет Европа

По языковому процессом пристально следят европейцы. Комиссар СЕ по правам человека Дуня Миятович высказалась за то, чтобы отложить голосование языкового проекта, пока продолжаются выборы.

В данном случае, ЕС играет в две руки. С одной стороны, другого заявления от Миятович ожидать было бы странно. Тем более, языковой вопрос рискует взорваться в Венгрии. Польши, Румынии и других странах, до Великобритании, где продолжается сложный процесс выхода из ЕС и где Шотландия и Ирландия могут заявить об отдельных позиции.

С другой стороны, формально несбалансированный соответствии с европейскими правовыми нормами закон о языке станет поводом для разворота Европы от Украины и — в Россию. Процесс, начатый Италией, может набрать обороты.

Опять фронт

Вернемся к «Народного фронта». Кириленко на днях сделал интересное заявление: по его мнению, ошибочно партия устранилась от президентской кампании, зато надо было поддержать кандидата Петра Порошенко. Это прямая заявка на раскол «НФ» и вывод людей и ресурсов под знамена действующего гаранта. Учитывая интригу «Национального корпуса» и атаки власти на Авакова, именно сейчас лояльна к Порошенко часть «НФ» может рассчитывать на максимально комфортные условия перехода.

Это не могло не вызвать реакции части БПП. Отсюда отчаянная попытка Герасимова связать Тимошенко (Юлию) с олигархом Коломойским, обнародование аудио, подлинность которого еще надо доказать и которое, собственно, не содержит никакого криминала.

Так как — поговорим?

Мы уже отмечали, что в предвыборной кампании назревает перелом. Законопроект о языке может стать рычагом излома основных трендов как в случае принятия, так и в случае срыва либо не результативного голосования.

Во-первых, Верховная Рада защищена от внезапных вброс вроде военного положения-2 или поправок в избирательное законодательство. В парламенте также невозможно, пока продолжается рассмотрение 2 тысяч языковых поправок, обрабатывать в зале законопроекты о незаконном обогащении. Наконец, Совет не может создавать нежелательные тем или иным силам ВСК. Основное действие переносится на площадки комитетов, которые. В отличие от сессионного зала, могут только рекомендовать что-то. Соответственно, никакие кадровые перетасовки становятся невозможными. Для «НФ», который вошел в зону турбулентности, это хорошо. Для БПП с ее тарифами — это суперхорошо. Итак, коалиция де-факто работает, а выполнять решение суда никто не спешит. Неплохо и сине-белому флангу: помимо сложной темы тарифов, которую, к тому же, приватизировала Тимошенко, и мира на Донбассе, который сейчас почти не обсуждается, «ОП» и «ОП-ЗЖ»получают эксклюзивный «конек», на котором реально нарастить не менее 5-7%.

Во-вторых, если закон примут, все негативы упадут на действующего президента, хотя на Банковой, возможно, думают, что на «НФ» и Яценюка. А ведь именно Порошенко вынес «язык» в предвыборную триаду «армия — язык — вера».

Восток-Запад

В-третьих, Банковую не может не волновать Восток и юг Украины. Если закон о языке будет принят, эти регионы могут среагировать остро. Что даст основания ввести там военное положение или ввести ВЦА. Таким образом протестный электорат, который может дать проценты не только трем кандидатам, аффилированным с «ОП» или даже бывшей «Партией регионов», но и Зеленскому или Гриценко. Все это отжимает процента от Порошенко, сжимает его электоральный ресурс.

Если реакция будет слишком острой, не исключены вооруженные столкновения. Которые Россия охотно представит как гражданскую войну.

А что же, собственно, к языку? Чем раньше будет принят такой закон, тем быстрее люди осознают, существует причинно-следственная связь между языком и зажиточности. А вот отменить документ, по крайней мере, до избрания Совета нового состава, нереально.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «Выбор»