Пт. Авг 23rd, 2019
42-1024x538

Насыщенная неделя и ударный финал, — но ничего особенного не произошло. Еще несколько скандалов, сорванные эфиры, посягательство на драки. И вот мы остаемся на целые сутки в молчании. Так непривычно после грохота агитации. Будто чего-то не хватает.

А я задумываюсь о выборе. Нет, не потому, что не определилась, — как раз определенность и нагоняет думы.

О времени

Мы действительно закладываем следующую пятилетку сейчас, 31 марта, а не в конце апреля и не в октябре. Так и остались пятилетки с советских времен. А не слишком ли это много – пят лет терпеть, если ошибемся и опять выберем «не таких»? Прихожу к мысли, что выборы нам надо устраивать каждый год. И это не шутка.

Единственное, чего не купишь ни за какие деньги, — это время. Если бы тот или иной кандидат предлагал вам проголосовать за него\нее в обмен на не материальные выгоды, а на время? Если бы вы закладывали за «галочку» или «плюсик», или иную отметку в бюллетене годы своей жизни? Пять лет, скажем? Какой бы был ваш выбор? Мы, по сути, платим пять лет. За что? Пять лет — нижняя планка за убийство при смягчающих. К слову.

Картофель и штормы подсознания

 Кампания была перенасыщена психотехниками. Это значит, все глубоко спрятанные за невинными или брутальными фразами установки вколочены в подсознание. Какими бы они ни были, цель изощрений одна, — выключить рацио, критическое мышление, ум-разум.

Это как если бы вы покупали картошку, бродя между лотков с картофелинами различных сортов, а продавец-консультант бы взахлеб расхваливал тот или иной сорт за его «образование» (где и кем выведен), за «послужной список» (где рос, кто ел), за форму глазков или отсутствие бугров, за особый оттенок шкурки, за чудодейственные свойства и\или за особую ветвистость ботвы и модный оттенок цветочков, за креативные изгибы корешков.  В вашей кастрюле картофель станет тем, чем он есть на самом деле, — обыкновенным картофелем. Разница будет в оттенках вкуса, не более.

За «картофель» вы заплатите не деньгами, а пятью годами жизни. Качество которой обусловит этот самый картофель.

Здесь и сейчас

Никто не заставляет нас определяться загодя. Никто не гонит принудительно на избирательные участки. Можем не ходить. Мы люди вольные. А если и зайдем, то на месте и определимся. Это не запрещено. Одна минута – и пять лет.

Пускать пузырчики

Политическая тусовка в эту агитацию сделала все, чтобы окончательно замкнуться самой в себе. Более того, кандидаты предпочитают замыкаться каждый\каждая сами в себе. А если эфиры их и сводят вместе, они откровенно «собачатся».

Отсутствие конкуренции программ – это весело. Шоу маст го он!

Ни один кандидат, даже тот, который расщепился на физическую и киношную ипостаси, не рассказал нам, как именно собирается воплотить в жизнь то немногое, что, по инерции, еще обещает. Ни один!

Поэтому тренд этой агитационной кампании – абстрактность обещаний у большинства кандидатов. Или загадочное молчание. Подсознание так возбуждено, что само домыслит.

И, конечно, апеллировать к рацио коррупционными скандалами, даже в последние часы перед «днем тишины» бессмысленно: подсознание оперирует образами, а не расследовательской конкретикой.

Само определение

На столе у монитора дымится травяной чай. Скоро можно будет пить. На самом деле, мы точно знаем, что нам нужно, кто нам нужен, как и когда. Мы просто себя не слышим.

Главное на этих выборах – услышать себя.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «Выбор»