Ср. Май 22nd, 2019

Про уток: зачем Трампу говорить с Путиным и при чем здесь Украина

1543678867_1022377921

В пятницу, 3 мая, состоялся телефонный разговор президента РФ Владимира Путина и президента США Дональда Трампа. Скупое официальное сообщение гласит, что инициатива исходила от Соединенных Штатов. Собеседники обсудили геополитический черновик, который будет, в случае реализации, иметь важные последствия для Украины.

Зачем звонил?

То, что представлялось небезопасным в разгар расследования вмешательства РФ в американские выборы, стало возможным после выводов прокурора Мюллера, — Трамп позвонил Путину. Несмотря на ожидаемую критику демократов, президент США все-таки снял корону. В противном случае, он мог лишиться и головы: слишком много накопилось «точек напряженности», где роль России, мягко говоря, заметна.

Во-первых, азиатское направление. Ким Чен Ын, хотя и отбыл из России на 7 часов раньше запланированного, стороны остались довольны результатом. И в Вашингтоне поняли – ключи от корейских дел на данный момент у Путина. И ладно бы этот Ын с его запросами, но КНДР – это ключик и к Китаю. А с Китаем у Трампа пока что нет прорыва, несмотря на торговые уступки Штатов. России удалось на время закрепиться в роли посредника, а Китаю, в отличие от КНДР, нет смысла просто так идти навстречу Штатам. Однако и отказываться от диалога Пекин не хочет, поэтому выбрал китайское «хочунемогу»: пусть на платформе КНДР Вашингтон воплотит пилот предполагаемой дружбы. Путин озвучил условия: каждый шаг Ына сопровождается встречным шагом Трампа.

Во-вторых, Венесуэла. Здесь Путин остался на своих позициях. Более того, намекнул на вероятность гражданской войны в стране, что категорически не в интересах Вашингтона: «американская военщина» у Мадуро на языке.

Мы еще и не Корея

Было упомянуто и об Украине. Путин подчеркнул, что новому киевскому руководству нужно предпринять реальные шаги по реализации Минских договоренностей. И точка. В отличие от Северной Кореи, где Путин добивается от Трампа для Ына поступательных действий, говоря об Украине, хозяин Кремля настаивает именно на полном выполнении украинской стороной Минских соглашений.

Это значит фиксацию ситуации в Украине: конфликт на Донбассе в замороженном состоянии и попытки РФ взят под свой контроль все большие части территории нашей страны.

Путин делает ставки на украинской доске, зная наверняка — все его «хотелки» будут восприняты Трампом, минимум, с пониманием.

Тем интереснее сравнить, на чем сделали акцент в Белом доме, сообщая о разговоре. В сообщении пресс-секретаря Трампа Сары Сандерс упомянуто о еще одной теме, которую затрагивали собеседники, — о вмешательстве России в американские выборы, т. е. о расследовании Мюллера. Интересно, что этот нюанс в Кремле даже не упомянули. В Вашингтоне также обрисовали азиатскую тематику разговора как вероятность заключения масштабного соглашения между США, РФ и КНР о сокращении стратегических наступательных вооружений. И особо отметили, что Трамп и Путин обсуждали возможность продолжения Договора между США и РФ о стратегическом наступательном вооружении (естественно, сокращение).

И – любопытная деталь по Венесуэле – президент США выступил за мирную передачу власти. И хозяин Белого дома акцентировал на том, что поддерживает народ Венесуэлы (а не конкретно Гуайдо).

Президентам настолько было о чем поговорить, что они общались полтора часа, выдали на гора в Белом доме любопытный нюанс. «Очень продуктивный разговор! – поделился ощущениями Трамп в Твиттере.

Фигуры еще не расставлены

Исходя из нюансов мнформирования о разговоре, геополитическая доска очерчена. Но фигуры на ней еще не расставлены. Заметно, что Сара Сандерс не упоминает об Украине, а в сообщении Кремля избранный президент Украины именуется как «новое киевское руководство».

При этом в пятницу, 3 мая, состоялся и еще один важный телефонный разговор. На сей раз, между действующим президентом Украины Петром Порошенко и директором МВФ Кристин Лагард. Речь шла о «ПриватБанке».  Кристин Лагард выразила обеспокоенность судебными процессами по поводу денационализации «ПриватБанка».

Основания для беспокойства есть. Во-первых, Игорь Коломойский в интервью 2 мая, как мы и предполагали, озвучил свое условие: Верните то, что отняли». То есть, «ПриватБанк».  Во-вторых, украинский суд после победы Владимира Зеленского показательно принял пакет исков Коломойского, где тот оспаривает законность национализации.

С точки зрения МВФ, авантюра с «ПриватБанком» — откровенное «кидалово». Что бы ни произошло с банком, у новой власти появляются основания объявить дефолт. Выплаты МВФ накрываются медным тазом, а Кристин Лагард идет в отставку с нехорошим бэком. А «новое киевское руководство» сметается озверевшими от тарифов ЖКХ украинскими гражданами, вкупе с миссией МВФ, навязавшей эти самые тарифы.

Финансовую авантюру такого масштаба можно проделывать только в том случае, если имеешь надежнейший тыл. Судя по всему, у Порошенко такой тыл есть, и этот тыл – Трамп. И, возможно, косвенно —  Путин. Которому очень интересно продержать Украину в нынешнем состоянии до завершения «Нордстрим-2».

Трамп, как известно, пытался продвинуть на европейский газовый рынок сжиженный газ, но получил вежливый отпор. Сейчас Штаты ослабили видимое влияние на Европу, но увеличили свой контингент в Польше.

Гипотетически Трампу, да и Штатам, было бы выгоднее расширение Польши за счет украинских сопредельных территорий. Не исключено, такие планы обсуждаются в кофейнях Белого дома. И если это хотя бы отчасти так, Путин делает встречный ход – начинает паспортизацию «своих» на территории Украины. На данный момент, Трамп также заинтересован в консервации конфликта на Донбассе, особенно с учетом паспортных шагов Кремля.

Для Украины это значит только одно – невиданная доселе проверка на прочность. Наш шанс в том, что фигуры на геополитической доске еще не расставлены. Но авантюра с «ПриватБанком», МВФ и Лагард выглядит чуть ли не взяткой. И это тревожный сигнал для единой, суверенной и неделимой Украины.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «Выбор»