Вс. Сен 22nd, 2019

Гарантии гаранту: принятый закон об импичменте исключает возможность импичмента вообще

8DE15BC6-BAA3-44D6-8D35-0F77C1450EC8_w408_r1_s

Недоумение и наблюдателей, и самих парламентариев по поводу того, зачем надо было спешно и с грубейшими нарушениями Регламента ВР принимать Закон об импичменте именно сегодня, объясняется только эмоциями. Если их взять в скобки, становится понятной истинная цель произошедшего на утреннем заседании парламента 10 сентября.

Одна их новаций данного закона заключается в том, что процедура импичмента регламентируется Конституцией Украины и – внимание! – соответствующим законом Украины. То есть, принятым 10 сентября нормативным актом, законность которого на данный момент сомнительна.

Далее нехитрая комбинация, доказавшая свою эффективность в истории с законом о референдуме. Допустим, парламентская оппозиция оспорит законность процедуры принятия закона об импичменте. По-другому оппозиция поступить просто не может. Далее – суд выносит решение, что закон принят с процедурными нарушениями.

Предположим, президент Украины совершил нечто такое, в чем часть парламента усмотрела признаки госизмены или другое тяжкое преступление. Инициирована процедура импичмента. Набирается достаточно голосов для принятия рокового для гаранта решения и тут оказывается, что даже проголосованный по всем правилам импичмент — незаконен. Потому, что порядок импичмента определяется не только Конституцией Украины, но и законом. Который, повторюсь, судом признан таким, что принят с нарушениями регламента работы ВР.

Возникает правовая коллизия, которая дает действующему президенту железобетонные гарантии сохранения поста. Ведь даже если парламент в едином порыве спешно породит новый проект об импичменте, принимать его надо минимум в течение месяца, с соблюдением всех процедур, а подписать его должен тот самый президент Украины, которому объявлен импичмент.

При сильном парламенте возможна ситуация двоевластия и противостояния, как в РФ в октябре 2013 года. Но у нас парламент, мягко говоря, слабеющий.

Это означает серьезную заявку на смену формы правления с парламентско-президентской на де факто президентско-парламентскую. Конкретно же в данной ситуации Владимир Зеленский получает стопроцентные гарантии от вероятных неприятностей со стороны парламента.

Лилия Брудницкая, эксперт Центра структурной политологии «Выбор»