Пт. Апр 10th, 2020

Смерть и политика: как раскручивают убийство сына депутата Соболева

18766464_1463869900354143_940550915597568996_o

Вячеслав Соболев, отец расстрелянного в воскресенье, 1 декабря, трехлетнего ребенка, назвал лиц, к которым у него есть предложение – «сесть на полиграф». В частности, упомянул Александра Грановского, гг. Будыку и Татькова, Емельянова, а также особо обогатившихся двух судей. За некоторыми из них просматривается фигура г-на Нестеренко. Что подтверждает версию, минимум, о политическом использовании трагедии.

Соболев однозначно дал понять две вещи: у него есть «зуб» на добровольцев АТО и он подозревает, что кто-то пытается спустить дело на тормозах, выставляя на первый план исполнителя и отводя внимание от заказчиков.

Вырисовывается дальнейший сценарий. Грановский не «сядет на полиграф», как того требует Соболев, по той простой причине, что он в Израиле. А Нестеренко —  «айдаровец». Следовательно, заказчики убийства сына Соболева просчитали его реакцию. Становится понятно, почему жертвой стал мальчик, — ни жена, ни малолетний сын не озвучили бы тех фамилий в случае смерти отца.

Соответственно, мы можем предположить, что некоторым влиятельным лицам стали мешать схемы и построения в бизнесе, контролируемые некоторыми бывшими добровольцами. Вероятно, стали помехой и сами добровольцы. Особенно после памятного диалога Зеленского с ними на линии размежевания.

С одной стороны, Соболев имеет громадное моральное преимущество как жертва чудовищного преступления. Это позволяет незаметно направить его гнев на определенные структуры и определенных лиц, попутно ограничив пространство для маневра некоторых порошенковских авторитетов. С другой, косвенно это наступление на монополию Арсена Авакова, скажем так, в диалоге с парамилитарными структурами. Если удастся развернуть общественное мнение против экс-добровольцев и героев АТО, власть укрепит свои позиции. Особенно в свете предстоящего завершения боевых действий и демобилизации. Люди с боевым опытом вернутся домой и вряд ли станут терпеть и высокие тарифы (несмотря на все льготы), и коррупцию чиновников. Единственный выход – перекрыть им поддержку социума. Что и может быть проделано с помощью, к сожалению, трагедии в Киеве.

Остается вопрос – это использование случайной жертвы или все-таки изначально заказ был на сына? Если предположить, что, гипотетически, существует некий дьявольский комбинатор, заинтересованный именно в таком эффекте, то заказ на ребенка вполне логичен и более результативен, чем убийство его отца.

Кстати, намеки на покушение на ребенка есть в социальной сети в аккаунте Соболева. В мае в комментарии под фото некая Тата Кандыба написала следующее: «И про так называемое покушение  и сын ваш жив». В ответ на гневный пост, «что вы пишете за бред?» Тата заметила, что «это только то, что есть на самом деле и коротко».

ЗамПолит