Сб. Янв 25th, 2020

Со-крушение: зачем Иран признал свою вину

c992b344273770d33e6ea722072d6f59

Командующий ВВС Воздушно-космическими силами Ирана бригадный генерал Амир Али Хаджизаде признал, что Боинг МАУ был сбит ракетой. Эта новость, после стольких опровержений, прозвучала странно. Что это: констатация очевидного или хитрая игра?

«Наш ответ Трампу»

Судя по фону и по подаче признания, Иран продолжает игру. После заявлений президента США, после раскручивания премьером Канады российского следа инициатива перешла к Ирану. Любая тактическая ошибка Тегерана чревата серьезными последствиями. С одной стороны, необходимостью разрыва с РФ, что для Ирана сейчас никак невыгодно. С другой, обострением отношений с США из-за Украины. Сдерживает это обострение лишь осторожная позиция президента нашей страны Владимира Зеленского. Но заявления и обвинения звучат, их накал нарастает, Ирану требуется отреагировать.

Иголки в горле

Таким заявлением Тегеран снимает одним махом сразу несколько проблем. Военные, по сути, акцентируют внимание на случайности выстрела. При этом намекая на возможную вину экипажа МАУ, совершившего роковой разворот, обвинили США в «авантюризме», что и стало истинной причиной трагедии.

Из чего можно сделать вывод о том, что острая фаза американо-иранских отношений продолжается. Косвенно версию подтверждает и порция резких заявлений от Зеленского, потребовавшего от Ирана полностью признать свою вину в крушении Боинга  и выплатить компенсацию. Однако слова генерала КСИР, хотевшего «сейчас же умереть», когда узнал о трагедии, слишком мелодраматичны и — удачно гасят воинственные настроения иранцев, перенаправляя эмоции в другое русло или даже меняя их.

Сотрясание воздуха

Но все резкие высказывания, в том числе и официальные, от 11 января 2020 года вряд ли будут иметь продолжение. Чем резче тон – тем выше вероятность, что в плане действий не последует никаких внезапных телодвижений. Правда, при одном условии – если в игру крупно не вмешается Россия.

Москва пока что реагирует предсказуемо и тоже осторожно. Иран своим заявлением от 11 января, по сути, выводит РФ из эпицентра обвинений. Ведь, по словам Трампа и Трюдо, ракета была российского производства. В то же время, представители Ирана вообще не упоминали о происхождении ракеты. Тегеран заинтересован отбить атаки США и Канады на ось «Иран-Россия», поэтому таким признанием одновременно перебросил инцииативу к США и подыграл РФ.

Кому кивает Тегеран

Так ли уж подыграл? Тоже двойственность, ведь 11 января Москву должна посетить Ангела Меркель. Мы можем ожидать, что тональность переговоров будет очень напряженной. Возможно, Евросоюз вынужден будет спешно активировать «российскую угрозу» и отыграть иранский кризис по привычным с начала конфликта на Донбассе и в Крыму лекалам.

Это не значит, что Иран пробует наладить отношения со США, хотя, формально, американцев на борту Боинга не было. Но и горшки бить Тегеран явно не собирается.

При чем здесь Ко?

Два абзаца субъективных заметок. В который раз трупы украинских граждан используются в геополитических двухходовках. Украинское руководство в подобных ситуациях официально высказывается в строго заданных параметрах: признание вины – выплата компенсации. Между тем, достаточно представить риторику Дональда Трампа в случае гибели американских граждан, чтобы возникли очень нехорошие подозрения.

Здесь припоминается, что МАУ связана с одним очень влиятельным в Украине господином, судебное заседание по делу которого вот-вот начнется.  Могли этот человек, неосознанно или по согласованию, подыграть Штатам? Гипотетически – да. Взаимный профит: США получают отличную ширму отвлечь внимание от повода для иранского кризиса, а влиятельный человек – разблокирование некоторых своих активов. А найти среди иранских военных «понимающего» человека вполне реально.

На мой взгляд, эта версия должна быть, как минимум, в поле зрения структур, занимающихся национальной безопасностью.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «Выбор»