Чт. Фев 20th, 2020

Турецкий бунт: что не поделили Эрдоган и Зеленский в Киеве

256bb20a30d4d14299c3569450a09def_1580748916_extra_large

Визит президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Киев был стремительным и малопонятным. Маловероятно, что для урегулирования обмена заложниками требовалось личное присутствие турецкого гостя. Истинная цель была совершенно иной.

Тревога Эрдогана

Эрдоган в Киеве чуть не поймал госсекретаря США Майка Помпео. Американский гость провел серию встреч, и – показательно! – переговоры с президентом Украины не были основными. Тем не менее, Помпео озвучил очень важный тезис о всеобъемлющей поддержке Соединенными Штатами суверенитета Украины. Зеленский получил заверения и в продолжении военной помощи нашему государству. Помпео не удержался от жестких высказываний в адрес России, что должно было звучать обнадеживающе для украинской власти.

Но Эрдоган усмотрел в таком результате визита Помпео в Украину тревожные звоночки. Ключом к пониманию истинной причины его приезда в Киев стало поручение, которое Зеленский моментально дал СБУ: проверить учебные заведения, связанные с Фетхулахом Гюленом.

Молчание Гюлена

Это означает, что Эрдоган боится римейка попыток переворота 2016 года. Основания есть: Гюлен скрывается в США, а Эрдоган слишком рискованно и самостоятельно вмешался в иранский кризис, разыграв свою комбинацию в Ливии.

Украина через Крым имеет территориальный подход к Турции. Очень удобно через оккупированный полуостров или даже через материковую территорию, перебросить в Турцию противников Эрдогана и устроить очередную «цветную» революцию. И если Штаты планируют такую спецоперацию, лучшей территории для подготовки, чем Украина, не найти.

Союзники свыше

Сформировать претензии к Эрдогану внутри страны вполне возможно. Это и вялая работа по деоккупации Крыма, и слабая поддержка крымских татар, и сотрудничество турецкого президента с российским по «Назовому потоку».

Если добавить претензии к президенту Турции со стороны некоторых исламских лидеров в несоблюдении норм шариата, основания для бунта найдутся. А Гюлен во главе протеста придаст перевороту необходимую религиозность.

Ничего личного

Степень обеспокоенности Эрдогана выдало его приветствие на украинском языке и особенно антироссийские высказывания по Сирии. Желание подыграть США было налицо.

Сложно сказать, чего ожидал от киевского визита президент Турции, но реакция Зеленского в виде поручения СБУ выдает, что КПД его поездки стремится к нулю. Зато украинская сторона вырвала у турецкой обещания на несколько десятков миллионов долларов США.

Здесь надо понимать и игру Помпео. Президент США как раз пытается продавить свой план примирения по Палестине. От позиции исламских государств зависит многое. Помпео после Киева и Минска поехал в Центральную Азию – восточное «подбрюшье» России и партнеров Турции. На фоне его усилий план по Палестине терпит очередное фиаско. Одной из важных «кнопок» является как раз Турция. И у американцев появляется возможность на нее поднажать и получить требуемое.

Рыбки для Украины

Украина в данной ситуации прагматично ловит свою золотую рыбку в виде «лавины инвестиций». Вряд ли Эрдоган мог услышать что-то, кроме общих фраз.

Косвенно о вероятном нарастании напряженности в Турции свидетельствует брифинг предстоятеля ПЦУ Епифания 3 февраля 2020 года. Епифаний, в частности, рассказал о планируемых фондах и проектах, а также о приросте приходов и епархий.

Крест на полумесяце

Мы полагаем, Помпео во время визита в Киев мог выразить недовольство тем, как утверждается ПЦУ. Если учесть, что Епифаний напрямую связан со Вселенским патриархом Варфоломеем, а тот – со Штатами, для Эрдогана напрашивается еще одна угроза, теперь по линии религиозного конфликта между мусульманами и христианами. А это очень кроваво и страшно, применительно к Турции.

Начаться все может и в Украине. Проверка документов у мечети могла быть тренировкой. Эрдоган поспешно и показательно в Киеве высказался по крымскому вопросу. Ног официальному Киеву всплеск претензий крымских татар на господдержку и на внесение правок в Конституцию сейчас не очень удобен.

Лилия Брудницкая, эксперт Центра структурной политологии «Выбор»