Вт. Сен 22nd, 2020

Зеркало из Уханя: Украина уже подхватила вирус, да не тот

crop_921_518

Эвакуация Украиной граждан из эпицентра эпидемии коронавируса – из Уханя (Китай) превратилась в неприятное шоу: на местах люди выступили резко против размещения вывезенных из Поднебесной. Не прошло и нескольких часов с отлета борта из Китая, как экс-народный депутат Антон Геращенко озвучил версию о провокациях, намекнув на политическую подоплеку вспышек гнева. Почему заурядное в других странах мероприятие в Украине переросло в массовые протесты на местах?

«Своя хата з краю»

Реакция на эвакуированных из Уханя в регионах Украины является прямым следствием двух явлений, особо четко выраженных в последние семь лет в нашей стране: формализация внешнего управления и эвакуация ведущими фигурами в стране своих родственников и детей из Украины.

До поры до времени рядовые граждане Украины достаточно спокойно воспринимали и публичные признания о вывозе детей за границу (скандал с Омеляном, скандал с Кивой). Более того, в далеком 2004 году наличие «жены американки» не помешало Виктору Ющенко стать президентом Украины на волне Оранжевой революции.

Однако считать равнодушное восприятие «эвакуации» из Украины политиков и бизнесменов – ошибка. Люди просто не имели повода выразить свое отношение к такому явлению.

Сейчас повод есть: угроза заражения смертельным коронавирусом активировала инстинкт самосохранения. Так проявился один из ведущих принципов украинского менталитета.

Слов нет

У цитаты «своя хата з краю» есть продолжение – «нічого не знаю». Резкая реакция в регионах вызвана информационным вакуумом: ни МОЗ, ни правительство в целом, ни центральная и местные власти не наладили системного информирования о вирусе. Соответственно, люди это понимают так: нет системной информации, потому что, нет системных действий. А победить вирус (как и любую эпидемию) реально только системными и слаженными действиями всех составляющих системы здравоохранения.

Дробление системы здравоохранения, следует отметить, началось до Супрун формированием госпитальных округов. Люди на себе ощущают последствия реформы и понимают: если зараженные появятся в нашей стране, эпидемия неизбежна. За короткий срок систему здравоохранения не наладить, поэтому граждане решили спасать сами себя.

Государство или жизнь

Вместо разъяснения ситуации власть демонстрирует полный отрыв от реальности: политики взывают к гордости и моральным качествам украинских граждан, забывая, что люди, вывезшие своих родных вообще из Украины, не имеют никакого права упрекать оставшихся. Все равно что стыдить оставшихся в «Освенциме».

Данная ситуация приобрела все признаки конфликта между коллективным и личным «я». Коллективное – это атрибутивный патриотизм, который для некоторых категорий и слоев является прибыльным в материальном плане. Индивидуальное «я» — это нарастающий вал проблем, с которыми в одиночку уже не справиться. И, как ни парадоксально, в такой ситуации, хотя люди объединяются для защиты своих личных интересов, это не всплеск гражданского общества, а дальнейшая деструкция социума как такового. Потому что, общество дробится по интересам и фрагментируется в ситуативные стаи.

Государство как институт при таком обществе оказывается подвисшим в воздухе, — в поддержке всего социума ему отказано. Что неизбежно толкает представителей власти к поиску поддержки извне. При этом представители власти действуют точно так же, как и те, кто протестует против размещения эвакуированных из Уханя, — защищают исключительно себя.

Таким образом. на фоне пылких призывов, лозунгов и культивации «Украина прежде всего», когда дошло до дела, люди выбирают жизнь. Свою. Своих родных.

Чья бацилла?

Повторюсь, политики определенных политсил пытаются пристыдить украинских граждан, выступающих против эвакуированных из Уханя. Говорят, что это «каменный век» и «мракобесие». Однако они забывают, что за последние 10 лет украинский социум, стараниями политиков, как раз и погружается в мракобесие. И ярчайшим признаком мракобесия являются больницы и поликлиники, точнее, их оборудование.

Акцент на личном начался не со скандала с уханьским самолетом, а с того момента, когда украинский гражданин дал врачу, чиновнику, учителю маленькую взятку в надежде, что к нему отнесутся лучше. Быть может, и за счет негативного отношения к другому украинскому гражданину, который не хочет или не может «подмазывать». Сейчас политики, декларировавшие борьбу с коррупцией, но сами задействованные в коррупционных схемах, получают прямые последствия своих игр.

Поэтому украинский социум заражен гораздо более опасной бациллой, в последние шесть лет болезнь деструкции особо поразила центральную власть и круги публичных политиков и крупного бизнеса. Закономерное осложнение – распад государства или, мягкий вариант, размежевание общества, фракционность общества и автономизация государственных структур от этого самого общества. Во втором случае, это отложенный распад. И неизвестно, что хуже.

Политические игры

Еще до приземления самолета с эвакуированными из Уханя экс-нардеп Антон Геращенко, связанный с министром внутренних дел Арсеном Аваковым, намекнул на возможные провокации.

Может ли быть политический подтекст? Конечно, да, Он уже есть. Выпячивается реакция Галичины и Полтавщины на эвакуированных. Причем Харьков акцентирует внимание на том, что регион готов принять сограждан и ничего не боится. А Киев …Киев отмалчивается.

Раскладка по регионам напоминает финал третьего сезона сериала «Слуга народа». Если технологи Банковой пытаются использовать коронавирус для нейтрализации влияния «галичанского концепта» на государственническую идеологию, загадочное молчание МОЗ объяснимо. Остается показать крупный план драк местных жителей с полицией, чтобы удержать рейтинг Зеленского. В то же время, имиджево слабая, даже провальная, реакция президента Украины на скандал свидетельствует, что в ОПУ не готовы к такому повороту событий. Так что, даже если и была политтехнология, она в данном случае вышла из-под контроля технологов.

«Армія – мова – віра»

И о мрккобесии. Акцент на религиозном, даже мифологическом, коллективном сознании теперь явил свою обратную сторону. Потому что, чем чаще компетентные лица поминают Господа и надеются на него, тем четче даже истово верующие понимают: на Бога надейся, а сам не плошай и спасайся кто может.

И уж если глава профильного комитета ВР г-н Радуцкий возлагает надежды на Бога и только на Бога, при этом его родные наверняка или вне Украины, или надежно защищены, — значит, понимает социум, надеяться действительно больше не на что.

Таким образом, скандал все больше выходит из сценария финала третьего сезона «Слуги народв» и становится, скорее, предфинальным кадром «Титаника». И единственно за что должно быть стыдно остаткам украинского социума, так это за избрание таких властей и за разрешение делать с собой, со страной и с согражданами то. что делалось в течение последних 10 лет.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «Выбор»