Вс. Июн 7th, 2020

Аваков, Шмыгаль, Зеленский, Бондаренко, Кличко, — игра на вышибание

karikatura-osobye-primety_(vyacheslav-kaprelyanc)_30515

Майдан в Украине не обязательно скопище народа на центральной площади страны. В условиях жесткого карантина в Украине события развиваются по предмайданному сценарию, что и доказал понедельник, 4 мая.

Предварительный разогрев.

  1. Кабмин, стараясь перехватить инициативу протестов МСБ, созывает внеочередное заседание о вносит поправки в «карантинное» постановление №211, фиксируя некоторые послабления с 11 мая, но продлевая сам карантин до 22 мая.
  2. Мэр Черкасс Анатролий Ьондаренко при поддержке ультраправого Нацкорпуса открыто выказывает неповиновение центральной власти. мэр Киева Виталий Кличко идет на переговоры в Кабмин, где сталкивается с Аваковым и получает вежливый нагоняй от премьера Шмыгаля в ответ на просьбу дать полномочия на места.
  3. Шмыгаль говорит об адаптивном карантине и о солидарной ответственности, — за вспышки ковида на местах будут отвечать местные власти, хотя решение о смягчении или ужесточении принимает центральная.
  4. 1-2 мая в юго-восточных регионах первомайские одиночные акции (советский флаг в Одесской области вывесили, флаг Украины в Запорожье сорвали). В западных регионах под лидерством Бондаренко «козацький протест».
  5. Бондаренко открыто вызывает Зеленского на публичный диалог (аналогия с вызовом Зеленским Порошенко на публичные дебаты на стадион).
  6. Аваков заверяет Шмыгаля в эффективности карантина. Сам премьер утверждает, что «большинство украинцев за карантинные меры», пытаясь противопоставить протест МСБ мнению «большинства граждан».
  7. Правительство не озвучивает ни одного аргумента в пользу продления карантина, ни одной фамилии профессионала в области эпидемиологии и вирусологии, кроме сомнительных цифр сомнительной статистики, предоставленной неизвестно какой структурой.

Политическое сопротивление

Анатолий Бондаренко публично демонстрировал, что не боится допроса в управлении Нацполиции по уголовному делу об отмене карантина. Однако в понедельник, когда он пришел на допрос в сопровождении сторонников, оказалось, его не пожелали впустить в здание управления НПУ. При этом сам мэр, как оказалось, скандального решения не подписывал, поскольку был в отпуске. Т. е. активисты + подпись зама = Бондаренко на всякий случай себя обезопасил. ОН не был уверен, состоится допрос или нет.

После срыва допроса (что могло быть исключительно с негласной санкции министра внутренних дел) в риторике мэра Черкасс зазвучали политические требования, рьяно поддержанные Нацкорпусом. Если Бондаренко не боится Авакова, значит, они играют в связке. Судя по всему, Авакова он не боится и заранее знал, что допроса не будет.

Вечером в понедельник начинается ТВ-раскрутка Бондаренко как лидера антикарантинного протеста и одновременно вождя местной фронды. Во второй половине дня солидарность с ним выразили «Батькивщина» (ЮВТ попутно отбивалась от скандала с долларовым миллионом), ВО «Свобода» и Нацпорпус, а также мэры западной региональной «дуги» Руслан Марцинкив (Ивано+Франковск) и Андрей Садовый (Львов).

Выводы: схватка потоков

  1. Формируется западная дуга антикарантинного протеста с ультраправыми идеологемами. Что автоматически отсекает ей ресурс в виде антикоронавирусного протеста по юго-восточной дуге (Одесса-Николаев-Херсон-Мариуполь-Запорожье), откуда, собственно, и пошли первые протесты фермеров и рыночных торговцев. «Козацкого» протеста Бондаренко центральная власть не боится по этой причине. По той же причине Аваков пока играет на две доски: прямо пропагандируя жесткий карантин, непрямо подыгрывает Бондаренко через Нацкорпус.
  2. Дальнейшее зависит от юго-восточной дуги и от центральных регионов. Виталий Кличко, после неудачных переговоров в Кабмине, последовал примеру Бондаренко и анонсировал разрешение торговать кофе на вынос, чем лишь разозлил МСБ. Киев стратегически важен для центральной власти, но, похоже, Банковая теряет контроль над столицей. Юго-восток — и риск этого велик — может провести «антикарантинные» референдумы или иным путем отгородиться от продления карантина центром. Последует реплика 2014 года, только Путину будет писать не Янукович, а региональные лидеры. 1 мая и 9 мая, в Одесе 2 мая, позволяют ранимировать советскую символику и использовать ее как оружие сопротивления.
  3. Де факто в стране на данный момент минимум три региональных центра влияния: Киев-Центр, Киев-Кличко, Черкассы, Одесса, Львов, Житомир и особняком Винница. В любой момент, если протестные потоки региональные сольются, местные элиты могут потребовать от власти соблюдения Конституции Украины. В противном случае, если любой из них подаст в суд за госизмену, состав преступления может быть слишком весомым для досрочных президентских выборов. Зеленский не подписывал ни одного карантинного указа. Вся ответственность — га Шмыгале и его патроне Ринате Ахметове, но силовые структуры явно не намерены помогать этому тандему в продлении карантина до конца года. При этом Зеленский, даже без подписи, является гарантом соблюдения Конституции Украины. Значит, если начнется судебный процесс, он будет проходить минимум как свидетель.
  4. Правовые особенности введения «карантина» и особенно трех его продлений дают основания начать новый Майдан с зала суда. Жадность и глупость части правящей партии «Слуга народа» сделают любой массовый протест логичным и закономерным. Эти протесты не будут отличаться массовостью, как предыдущие Майданы. Но одни станут множественными. Что страшнее для центральной власти: один киевский майдан на 1,5 млн или 1,5 майданов по 10 человек по всей стране?
  5. Аваков пытается доказать власти, что она без него — ничто. Актуально в свете последних уколов в адрес Авакова. Если он присоединится к западной протестной дуге, вероятность досрочных президентских выборов возрастает в разы. Но министр внутренних дел не собирается играть на стороне премьера и, соответственно, Ахметова. Это значит, он расчищает путь для реинкарнации анклава Коломойского в триумвирате 2014 года: Тягнибок-Тимошенко-Яценюк. (Кличко из этой тройки выбыл). Шмыгаль ведет свою игру, давя нормативными актами, которые имеют сомнительную юридическую силу, и зачищая рынки для «правильного» малого и среднего бизнеса.
  6. Политическая перспектива Виталия Кличко как лидера местной фронды сведена к минимуму. Он упустил момент.

Главное для власти — чтобы протестные потоки не слились в один. Главное для МСБ- отвязаться от политиков с их идеологиями, настаивать на экономических требованиях и только на тех политических, которые лишены какой-то идеологической окраски.

Лилия Брудницкая, ЦСП «Выбор»